fbpx

На главную

пасмурно
В Новосибирске
+5oC
$ 79,6845
93,0237


Tatler продолжил тему Кехмана статьей: «С геями я дружу, а с педерастами у меня война»

Watch 25 ноября 2015 • CITYLIFE

Журнал Tatler после публикации о романе директора Новосибирского оперного театра Владимира Кехмана со светской львицей Идой Лоло выпустил репортаж о жизни Кехмана в Новосибирске, скандале вокруг спектакля «Тангейзер» и многомиллиардных долгах крупнейшим российским банкам.

«Худой Кехман в "Праде" и с бородой — абсолютно новый человек, и в этой метаморфозе образа кроется разгадка финта, который он хочет провернуть с Новосибирским театром. Если Михайловскому директор возвратил былое величие, натер до светского блеска, заставил зрителей надеть костюмы, горжетки и пить шампанское в отреставрированных буфетах от "Гинзы", то здесь — в четырех тысячах километров от Санкт-Петербурга — он работает на другую публику. Студенты, кадеты, молодежь с романтическими порывами...», — начинает свое повествование Tatler.

Вскоре в тексте появляется и главный герой. Кехман рассказывает глянцевому изданию о своем «ноу-хау»: «Представь себе: зима. Минус сорок. Ты приходишь в субботу в театр и вместе с билетом покупаешь ночь в отеле. Две тысячи билет, три тысячи — номер в Marriott (отель радостно дал спеццену, потому что в выходные без командировочных загрузка там 15%), и все. Идеальный уикенд по цене в пять тысяч рублей — разве это не гениально?»

Много внимания в репортаже уделяется «погруженности» Кехмана в процесс ремонта Оперного театра, который он называет «летающей тарелкой, по прихоти небес приземлившейся посреди Сибири».

Автор текста и Кехман также вспоминают скандал вокруг постановки «Тангейзер», в результате которого возглавляющий Михайловский театр Санкт-Петербурга Владимир Кехман стал еще и руководителем Новосибирского оперного.

По версии Кехмана, которую приводит Tatler, предложение к нему поступило следующим образом: «Я был на похоронах Валентина Распутина, мы стояли втроем — Мединский (министр культуры РФ Владимир Мединский — Ред.), Кибовский (глава департамента культуры Москвы Александр Кибовский — Ред.) и я. Мединский как-то ерзает и говорит: «Слышал, что в Новосибирске происходит?» Я: «Нет, ничего не слышал. Только шапочно знаю Борю Мездрича». — «Там очень серьезная история. Выскажись». Я изучил предмет и был шокирован, просто шокирован. Позвонил Мездричу: «Слушай, Борь, у тебя какая позиция? Мне кажется, надо выходить из этой ситуации». Почему я за него вписался? Не только потому, что Христос в храме Венеры — богохульство. Режиссеру можно делать все, что угодно. Но задача директора — оценить риски и подправить молодого талантливого подчиненного. А Мездрич глухим таким голосом: «Я этот спектакль не отдам, пойду до конца». И тогда я очень жестко высказался».

«"Я как человек верующий, крещеный, православный, как еврей, воспринимаю это как оскорбление", — громко произнес Кехман и смиренно принял назначение из рук министра культуры Мединского», — продолжает Tatler, добавляя, что в результате от него «отвернулись» критики и балетные обозреватели, которых в ответ он обозвал «либерстами». «Это я объединил либералов и педерастов. Да-да, можешь это писать. Только хочу уточнить: я разделяю геев и педерастов. С геями я дружу, а с педерастами у меня настоящая идеологическая война», — сообщил Кехман.

Директор Новосибирского оперного рассказывает, как ему нравится Новосибирск, заявляя, что не жалеет о своем выборе и счастлив. Любимым городом, говорит он, останется для него Санкт-Петербург. «Но в Новосибирске я сплю (…) Это единственное место на земле, где мне достаточно проспать шесть часов, и я как новенький. Уникальный с точки зрения количества солнца и красоты людей город», — заявляет Кехман, тотчас отказывая столице Сибири в наличии светской жизни.

«Бомонда здесь — человек сто. Однажды я застал его в сборе — на приеме по случаю окончания фестиваля Вадима Репина. Я обомлел. Эти люди даже не из прошлой жизни. Они вообще вне всяких трендов. Так что в тусовку я совсем не вписан. Мне здесь ничего не нужно — так, разве что спортивные брюки и угги», — говорит Кехман.

Он также рассказывает автору репортажа о том, как бесплатно питается в ресторане Goodman, который, по словам Кехмана, «принадлежит сыну еще одной местной достопримечательности — борца Карелина».

Кехман сообщает о расставании с супругой, соевом молоке и многомиллиардных долгах по кредиту (директор Оперного подозревается в хищении 18 млрд рублей у крупнейших российских банков через созданную им фруктовую компанию JFC — Ред.).

Сам Владимир Кехман уверяет, что «подарил» по 15% акций JFC своим менеджерам в 2007 г. а сейчас у него ничего нет и он даже прописан в Михайловском театре. «Все, кто намерен со мной разговаривать с позиции силы и с помощью правоохранительных органов, не получат ничего и никогда», — заявляет он свою позицию относительно долгов перед банками.

Фото Эльвиры Корченко

Правила комментирования
комментарий...
Авторизация ( Регистация )
Написать сообщение как гость
Загрузка... Новые комментарии через 00:00.

Ваш комментарий будет первый

Происшествия

Новости партнеров

Общество
Политика
ТВНЕДЕЛЯ
Наука