fbpx

На главную

переменная облачность
В Новосибирске
+16oC
$ 75,0319
88,9578


Пьеха: «Я не изменяю, а только вздыхаю...»

Watch 19 сентября 2017 • CITYLIFE

Недавно Эдита Пьеха отметила 80-летие. Когда-то ее слава гремела по всему Советскому Союзу — от Чукотки до Калининграда. И обязана этой славой она была не только своему дарованию, но и тому человеку, который помог этому дарованию раскрыться — своему супругу Александру Броневицкому, создателю и руководителю ансамбля «Дружба».

Это он сделал из застенчивой угловатой девочки настоящую звезду эстрады, которую заваливали цветами и признаниями в любви поклонники, заставляя Броневицкого сгорать от ревности. Накануне юбилея певицы вышла книга ее воспоминаний «От чистого сердца», в которой Эдита Станиславовна открыла свои самые сокровенные тайны. Издательство «Эксмо»  предоставило нам для публикации самые интересные отрывки из этой книги.

«Он никогда не дарил мне цветов…»

…Меня пугало то, что всем своим поведением Александр Александрович демонстрировал, что наша совместная работа для него на первом месте, а наша личная жизнь — на втором. Он был человеком дела, а мне хотелось ласки. От мужа я прежде всего ждала заботы и защиты, как в детстве от своего папы. Поэтому мне все время казалось, что Сан Саныч скуп на эмоции, на нежность.

Вместо этого он словно подстегивал меня своими резкими замечаниями. Не успевала я справиться с одним недостатком, как он подбрасывал мне новую задачку. Хотя, если говорить объективно, это пошло мне на пользу. Но в рабочих буднях иногда хотелось отдушины, нежности, а он словно боялся этого. Никогда не делал подарков, не дарил цветов, когда я робко спрашивала про цветы, он не моргнув глазом отвечал: «А те, что дарят тебе зрители, не цветы?» Всерьез считал, что букетов, полученных на выступлениях, мне вполне достаточно. Но ведь то были подношения артистке, а хотелось знаков внимания ко мне как к женщине.

Если у меня был день рождения и я спрашивала про подарок, он удивлялся: «Какой подарок? Сейчас придут друзья, будем за тебя пить — вот тебе и подарок. И потом: все деньги у тебя. Иди и купи, что хочешь». Один-единственный раз он купил мне серьги из янтаря, и я расстроилась, ведь серег не носила, у меня и уши-то не были проколоты…

12

Эдита и Броневицкий

«Я влюбилась в Энрико без памяти…»

…Потребность в нежности приводила к самым разным ситуациям. Одна из них была связана с французским певцом Энрико Масиасом. Я влюбилась в него без памяти. Когда узнала, что он приезжает на гастроли в Москву, сразу купила билеты. Его голос обладал удивительным диапазоном. Чаще всего нежный, проникновенный, он завораживал. Я была покорена. Но я же была замужняя женщина, поэтому ничего, кроме платонической любви, позволить себе не могла. Пришла к нему за кулисы с просьбой подарить хотя бы одну пластинку, в СССР их не было. Но он сказал, что с собой у него пластинок нет. Дал номер телефона в Париже и сказал, что я могу позвонить.

Я сказала ему: «Меня зовут, как вашу великую певицу, — Эдит, запомните, пожалуйста». Он ответил: «Да, хорошо, звоните». Через две недели решилась позвонить в Париж. К телефону подошел какой-то мужчина: «Что вы хотите?» Представилась, он: «Подождите, спрошу у него...» Прошло несколько минут, я снова слышу его голос в трубке: «Он такую не знает, извините». Мое сердце так и ухнуло в пятки. В этот момент я поняла, сколь незавидна участь поклонниц. На этом мое воздыхание по Энрико закончилось…

«Не удержалась, влюбилась…»

…Но потребность в любви не иссякла. В начале 60-х годов на гастролях в Черновцах познакомилась я с молодым композитором Станиславом Пожлаковым. Встретились мы, посмотрели друг на друга, и возник электрический заряд, хотя было заметно, что Слава робеет. Не удержалась, влюбилась.

Слава стал писать для меня песни: «Причал», «Зачем снятся сны», «Подснежник», «Не заставляйте женщин плакать», «Горько», «Ветреный день»... Мое чувство к нему все не проходило, и вот на этой почве приключилась история в Ялте.

Завела себе записную книжечку и стала заносить туда свои переживания. Помню, написала однажды: «Слава, ну почему ты не подойдешь ко мне, ну почему не скажешь: «Здравствуй, я так переживаю»?» Прятала книжечку где-то под кроватью. Однако Броневицкий обладал удивительным чутьем на такие вещи — черта, свойственная очень ревнивым людям. Нашел мою книжечку, схватил ее, чтобы прочитать, мы начали бороться, я хотела ее выбросить в окно, но она упала на балкон номера под нами. Он побежал туда, нашел ее, прочитал. Что тут началось! Просто итальянские страсти. Я ему: «Как тебе не стыдно, это же не тебя касается!» — «Ну ты ж мне изменяешь!» — «Я не изменяю, а только вздыхаю...»

Расплакалась, выбежала на улицу, схватила такси, кричу водителю: «Везите меня в Симферополь, в аэропорт!» Тот на меня смотрит: двенадцать часов ночи, девушка одна, вся в слезах. «Хорошо, — говорит, — поехали». Но я ему все рассказала, и на полпути этот человек повернул обратно: «Пусть ваш муж и ревнивый, но разбирайтесь с ним сами». Конечно, вернулась я как побитая, с Броневицким мы долгое время не разговаривали...

Слава знал, как я натерпелась с мужем. И все прекрасно понимал. Так у нас и не получилось ничего…

8

Подготовила к публикации Яна Невская, фото из личного архива Эдиты Пьехи

Правила комментирования
комментарий...
Авторизация ( Регистация )
Написать сообщение как гость
Загрузка... Новые комментарии через 00:00.

Ваш комментарий будет первый

Происшествия

Новости партнеров

Общество
Политика
ТВНЕДЕЛЯ
Наука