fbpx

На главную

пасмурно
В Новосибирске
+6oC
$ 79,6845
93,0237


Тайны следствия: и ложечки пропали, и осадочек остался

Watch 07 июля 2014 • Мнения

eleosolo mВот уже в третий раз за полгода отменяется постановление в отказе от возбуждения уголовного дела, в материалах которого значатся известные имена руководства и сотрудников Следственного управления СК РФ по Новосибирской области.

9 июня этого года заместитель Генерального прокурора РФ И.Г. Семчишин отменил постановление от 29 мая 2014 об отказе в возбуждении уголовного дела по ст.183 и 310 УК РФ. И по материалам этого дела в настоящее время проводится дополнительная проверка.

Отмененное прокуратурой постановление подписал руководитель отделения по расследованию преступлений, совершенных должностными лицами правоохранительных органов, следственного управления Следственного комитета РФ по СФО полковник юстиции В.П. Ануфриев. В нем он постановил отказать в возбуждении уголовного дела по сообщению о совершении преступлений, предусмотренных ст. 137, 183, 310, 285,286, 293 УК РФ, в связи с отсутствием в действиях граждан И.И. Шеенко и Ю.В. Хорошавина составов означенных в данных статьях преступлений.

Набор статей, в особенности в сочетании со статусом упомянутых в постановлении лиц, вызывает серьезный интерес. Ведь в возбуждении уголовного дела было отказано в отношении не абы кого, а бывшего руководителя следственного управления СК по НСО и действующего следователя. А за сухими номерами статей УК значится: «Нарушение неприкосновенности частной жизни», «Разглашение данных предварительного расследования», «Незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую и банковскую тайну», «Злоупотребление должностными полномочиями», «Превышение должностных полномочий», «Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования» и, наконец, «Халатность».

Предусмотренные по этим статьям санкции разнообразны. Впрочем, говорить о них в данный момент, когда дело не возбуждено, а, всего лишь вновь возобновлена проверка, пока очевидно преждевременно.

Итак, в связи с чем же ведется проверка, в материалах которой фигурирует имя бывшего руководителя СУ СК генерала Ивана Шеенко и еще ряда руководителей и сотрудников следствия?

Всему виной размещенная в сети Интернет статья некоего Михаила Галокова. Появившаяся 24 января публикация под названием «Рост благосостояния семьи губернатора Новосибирской области Василия Юрченко» наделала в городе немало шума. Статья состояла из двух частей, и изобиловала огромным количеством дат, номеров счетов, цифр, сумм и фамилий известных в городе людей. При первом же непредвзятом прочтении было понятно, что автор отнюдь не фантазирует, а в момент написания имеет под рукой материалы уголовного дела. Причем даже не одного. А скорее даже некие аналитические записки, совершенно не предназначенные для широкой публикации. Учитывая то, что написаны они малохудожественным и, не побоюсь этого слова, кондовым канцелярским языком.

После появления статьи, уже начиная с 4 февраля, в Следственный комитет начали поступать заявления. Сначала от супруги губернатора, затем от самого Василия Юрченко - о незаконности собирания и распространения сведений о банковских счетах, сведений об участии в коммерческих организациях его и членов его семьи, а также других сведений, полученных в ходе расследования по уголовным делам. Вскоре примеру губернатора последовали адвокаты, представители интересов упомянутых в статье компаний, и другие граждане.

Аккумулировав и рассмотрев жалобы фигурантов статьи Михаила Галокова, следователь по особо важным делам отделения по расследованию преступлений совершенных должностными лицами правоохранительных органов СУ СК по СФО, уже 21 февраля обнаружил в действиях коллег состав преступлений, предусмотренных ст. 183 и 310 УК РФ. Началась проверка, которая, впрочем, длилась недолго. Ровно столько, сколько и было положено. И по результатам которой 3 марта тем же следователем было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Что, впрочем, не устроило руководителя данного отделения. В связи с чем была назначена новая проверка. Но уже в середине апреля тот самый начальник отделения, которого чуть ранее не убедили результаты подчиненного, подписал отказ в возбуждении уголовного дела.

Впрочем, нынешняя система правоохранительных органов столь многоступенчата, что всегда есть кто-нибудь вышестоящий. Так что отказ в возбуждении уголовного дела 12 мая отменил уже и.о. руководителя СУ СК по СФО. В те же даты весьма своевременно почувствовал себя пострадавшим от незаконной публикации эпизодов его частной жизни и «банковской тайны» еще один свидетель по уголовному делу и фигурант статьи Галокова. А также поступила жалоба от гражданской жены сына губернатора. В отношении нее некое «неизвестное лицо» насовершало преступлений на целых пять статей УК – 137,183,285,286,293.
И, разумеется, проверка возобновилась.

В ходе проверки выяснилось что да, возбуждались уголовные дела. Целых три. Начиная с лета 2013 года. И что в ходе расследования следователем Ю. В. Хорошавиным запрашивались сведения о движении денежных средств по банковским счетам свидетелей и фигурантов дел. А также сведения об участии в коммерческих организациях. Впрочем, странно было бы, если бы следователь этим не занимался.

А также проверка подтвердила, что в статье, размещенной в Интернете неким Михаилом Галоковым действительно содержатся сведения, полученные в ходе расследования двух уголовных дел. И опубликованная 24 января информация действительно соответствует содержанию ряда подготовленных аналитических справок, которые согласовывались у руководства следственного управления. Впрочем, к расследованию уголовных дел, в которых фигурирует имя новосибирского губернатора и членов его семьи оказалось причастно полтора десятка руководителей управлений, следователей и оперативных сотрудников. Все они были опрошены и все, как один, отвергли свою причастность к «сливу». Так что пока установить того, кто, поделился с неведомым Михаилом Галоковым информацией о жизни и счетах бывшего новосибирского губернатора, не представилось возможным.

В частности «руководитель следственного управления Следственного комитета (уже бывший - Ред.) Шеенко И.И. пояснил, что получаемая им информация о ходе расследования уголовных дел использовалась исключительно в служебных целях и посторонним лицам не передавалась».

Что касается следователя Хорошавина, имеющего непосредственный доступ к делу, то в городе (а он у нас не велик), его характеризуют как человека честного, принципиального и убежденного. В материалах проверки указано, что «опубликованная в сети Интернет информация соответствует содержанию ряда подготовленных им (Хорошавиным) аналитических справок, которые... предоставлялись руководителю следственного управления Шеенко И.И. Посторонним лицам служебная информация по уголовным делам не передавалась».

Ну и далее, все сотрудники следственных управлений по НСО и СФО, кто имел хоть какой-то доступ к материалам уголовных дел, опрашивающих их коллег разнообразием не побаловали. «Информация... третьим лицам не передавалась», «посторонним лицам сведения... не передавал», «он не разглашал сведений, ставших известными в ходе работы», «служебную информацию посторонним он не передавал», «информация... направлялась только в Следственный комитет РФ».

И вот собственно что? Факт соответствия аналитических справок следствия и статьи, размещенной в Интернете, проверка подтвердила. Следовательно, и состав преступлений по куче статей УК РФ – налицо. Но раз все заявили, что никому и ничего не передавали, то как следователи могут не доверять честным словам коллег-следователей? А потому до сих пор остается как бы загадкой – кто, с кем и зачем поделился тайнами жизни губернатора. Сейчас - бывшего. Но на момент разглашения - еще действующего. И вскоре после публикации «слива» в Интернете – отставленного.

Загадкой остается и то, кто в действительности такой «Михаил Галоков» вещающий тайны следствия со своего ай-пи адреса, расположенного в далекой Канаде? Для тех, кто не в теме, поясню, что журналиста с таким именем в Новосибирске и окрестностях нет. Впрочем, кто б сомневался.

Ну и наконец... «Если закон один раз подмять, потом другой, а потом им дырки в следствии затыкать, как нам с тобой будет угодно, то это уже не закон будет, а кистень». Говоря это, герой фильма «Место встречи изменить нельзя» Шарапов еще не представлял, как великолепно кистень совмещается с Интернетом.

Элеонора Соломенникова

9 июня этого года заместитель Генерального прокурора РФ И.Г. Семчишин отменил постановление от 29 мая 2014 об отказе в возбуждении уголовного дела по ст.183 и 310 УК РФ. И по материалам этого дела в настоящее время проводится дополнительная проверка.

Отмененное прокуратурой постановление подписал руководитель отделения по расследованию преступлений, совершенных должностными лицами правоохранительных органов, следственного управления Следственного комитета РФ по СФО полковник юстиции В.П. Ануфриев. В нем он постановил отказать в возбуждении уголовного дела по сообщению о совершении преступлений, предусмотренных ст. 137, 183, 310, 285,286, 293 УК РФ, в связи с отсутствием в действиях граждан И.И. Шеенко и Ю.В. Хорошавина составов означенных в данных статьях преступлений.

Набор статей, в особенности в сочетании со статусом упомянутых в постановлении лиц, вызывает серьезный интерес. Ведь в возбуждении уголовного дела было отказано в отношении не абы кого, а бывшего руководителя следственного управления СК по НСО и действующего следователя. А за сухими номерами статей УК значится: «Нарушение неприкосновенности частной жизни», «Разглашение данных предварительного расследования», «Незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую и банковскую тайну», «Злоупотребление должностными полномочиями», «Превышение должностных полномочий», «Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования» и, наконец, «Халатность».

Предусмотренные по этим статьям санкции разнообразны. Впрочем, говорить о них в данный момент, когда дело не возбуждено, а, всего лишь вновь возобновлена проверка, пока очевидно преждевременно.

Итак, в связи с чем же ведется проверка, в материалах которой фигурирует имя бывшего руководителя СУ СК генерала Ивана Шеенко и еще ряда руководителей и сотрудников следствия?

Всему виной размещенная в сети Интернет статья некоего Михаила Галокова. Появившаяся 24 января публикация под названием «Рост благосостояния семьи губернатора Новосибирской области Василия Юрченко» наделала в городе немало шума. Статья состояла из двух частей, и изобиловала огромным количеством дат, номеров счетов, цифр, сумм и фамилий известных в городе людей. При первом же непредвзятом прочтении было понятно, что автор отнюдь не фантазирует, а в момент написания имеет под рукой материалы уголовного дела. Причем даже не одного. А скорее даже некие аналитические записки, совершенно не предназначенные для широкой публикации. Учитывая то, что написаны они малохудожественным и, не побоюсь этого слова, кондовым канцелярским языком.

После появления статьи, уже начиная с 4 февраля, в Следственный комитет начали поступать заявления. Сначала от супруги губернатора, затем от самого Василия Юрченко - о незаконности собирания и распространения сведений о банковских счетах, сведений об участии в коммерческих организациях его и членов его семьи, а также других сведений, полученных в ходе расследования по уголовным делам. Вскоре примеру губернатора последовали адвокаты, представители интересов упомянутых в статье компаний, и другие граждане.

Аккумулировав и рассмотрев жалобы фигурантов статьи Михаила Галокова, следователь по особо важным делам отделения по расследованию преступлений совершенных должностными лицами правоохранительных органов СУ СК по СФО, уже 21 февраля обнаружил в действиях коллег состав преступлений, предусмотренных ст. 183 и 310 УК РФ. Началась проверка, которая, впрочем, длилась недолго. Ровно столько, сколько и было положено. И по результатам которой 3 марта тем же следователем было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Что, впрочем, не устроило руководителя данного отделения. В связи с чем была назначена новая проверка. Но уже в середине апреля тот самый начальник отделения, которого чуть ранее не убедили результаты подчиненного, подписал отказ в возбуждении уголовного дела.

Впрочем, нынешняя система правоохранительных органов столь многоступенчата, что всегда есть кто-нибудь вышестоящий. Так что отказ в возбуждении уголовного дела 12 мая отменил уже и.о. руководителя СУ СК по СФО. В те же даты весьма своевременно почувствовал себя пострадавшим от незаконной публикации эпизодов его частной жизни и «банковской тайны» еще один свидетель по уголовному делу и фигурант статьи Галокова. А также поступила жалоба от гражданской жены сына губернатора. В отношении нее некое «неизвестное лицо» насовершало преступлений на целых пять статей УК – 137,183,285,286,293.
И, разумеется, проверка возобновилась.

В ходе проверки выяснилось что да, возбуждались уголовные дела. Целых три. Начиная с лета 2013 года. И что в ходе расследования следователем Ю. В. Хорошавиным запрашивались сведения о движении денежных средств по банковским счетам свидетелей и фигурантов дел. А также сведения об участии в коммерческих организациях. Впрочем, странно было бы, если бы следователь этим не занимался.

А также проверка подтвердила, что в статье, размещенной в Интернете неким Михаилом Галоковым действительно содержатся сведения, полученные в ходе расследования двух уголовных дел. И опубликованная 24 января информация действительно соответствует содержанию ряда подготовленных аналитических справок, которые согласовывались у руководства следственного управления. Впрочем, к расследованию уголовных дел, в которых фигурирует имя новосибирского губернатора и членов его семьи оказалось причастно полтора десятка руководителей управлений, следователей и оперативных сотрудников. Все они были опрошены и все, как один, отвергли свою причастность к «сливу». Так что пока установить того, кто, поделился с неведомым Михаилом Галоковым информацией о жизни и счетах бывшего новосибирского губернатора, не представилось возможным.

В частности «руководитель следственного управления Следственного комитета (уже бывший - Ред.) Шеенко И.И. пояснил, что получаемая им информация о ходе расследования уголовных дел использовалась исключительно в служебных целях и посторонним лицам не передавалась».

Что касается следователя Хорошавина, имеющего непосредственный доступ к делу, то в городе (а он у нас не велик), его характеризуют как человека честного, принципиального и убежденного. В материалах проверки указано, что «опубликованная в сети Интернет информация соответствует содержанию ряда подготовленных им (Хорошавиным) аналитических справок, которые... предоставлялись руководителю следственного управления Шеенко И.И. Посторонним лицам служебная информация по уголовным делам не передавалась».

Ну и далее, все сотрудники следственных управлений по НСО и СФО, кто имел хоть какой-то доступ к материалам уголовных дел, опрашивающих их коллег разнообразием не побаловали. «Информация... третьим лицам не передавалась», «посторонним лицам сведения... не передавал», «он не разглашал сведений, ставших известными в ходе работы», «служебную информацию посторонним он не передавал», «информация... направлялась только в Следственный комитет РФ».

И вот собственно что? Факт соответствия аналитических справок следствия и статьи, размещенной в Интернете, проверка подтвердила. Следовательно, и состав преступлений по куче статей УК РФ – налицо. Но раз все заявили, что никому и ничего не передавали, то как следователи могут не доверять честным словам коллег-следователей? А потому до сих пор остается как бы загадкой – кто, с кем и зачем поделился тайнами жизни губернатора. Сейчас - бывшего. Но на момент разглашения - еще действующего. И вскоре после публикации «слива» в Интернете – отставленного.

Загадкой остается и то, кто в действительности такой «Михаил Галоков» вещающий тайны следствия со своего ай-пи адреса, расположенного в далекой Канаде? Для тех, кто не в теме, поясню, что журналиста с таким именем в Новосибирске и окрестностях нет. Впрочем, кто б сомневался.

Ну и наконец... «Если закон один раз подмять, потом другой, а потом им дырки в следствии затыкать, как нам с тобой будет угодно, то это уже не закон будет, а кистень». Говоря это, герой фильма «Место встречи изменить нельзя» Шарапов еще не представлял, как великолепно кистень совмещается с Интернетом.

Элеонора Соломенникова

Правила комментирования
комментарий...
Авторизация ( Регистация )
Написать сообщение как гость
Загрузка... Новые комментарии через 00:00.
  • Этот комментарий ещё не опубликован.
  • Share 0
  • Дмитрий · 6 г. назад
    Спасибо автору за настойчивый интерес к данной теме.
    Наши следственные органы уже давно освоили медиа пространство для легальных и нелегальных "сливов". Вспомним "дела" Переделкина, Красникова, Гергерта, Аксененко, Шилохвостова, когда во все СМИ передается информация о выявленных фактах коррупции, нарушениях и пр., а спустя год, или 5 лет, как в случае с ВА Гергертом, дело закрывается за отсутствием состава. В лучшем случае, оболганному обвиняемому выплачивается копеечная компенсация (за счет налогоплательщиков) и приносятся извинения. А кто ответит за потерянное время и нервы? Практика показывает, что ни кто.
    "Честный и принципиальный" Хорошавин особо отличился по части фабрикации уголовных дел и организации сливов. Тем, наверное, и ценен. Потому как, в любом ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОМ органе, деятельность такого сотрудника уже давно бы стала предметом служебного расследования и кадровых решений.
  • Этот комментарий ещё не опубликован.
  • Share 0
  • Олег Викторович · 6 г. назад
    Информация правда? Или ложь? )))
Происшествия

Новости партнеров

Общество
Политика
ТВНЕДЕЛЯ
Наука