fbpx

На главную

небольшой дождь
В Новосибирске
+7oC
$ 77,1780
89,9818


«Люди видели страшные кадры только по телевизору, наверное, поэтому и не было никакой паники»

Watch 04 апреля 2017 • Мнения

Теракт в метро Санкт-Петербурга 3 апреля напомнил всей стране об уровне защищенности человека в России, о реальности угрозы терроризма… О том, что происходило в Северной столице после трагедии НДН.инфо попросил рассказать нашу коллегу — сибирского журналиста Александру Черданцеву, оказавшуюся в гуще событий.

Новость о ЧП в питерском метро застала меня в автобусе, который вез журналистов со встречи с президентом Владимиром Путиным на Медиафоруме ОНФ. Еще 20 минут назад он отвечал на вопросы журналистов о поддержке аграриев, выборах в муниципалитетах, переселении из ветхого жилья, почтовых тарифах и даже о том, что президент ест на завтрак. И вот такая страшная новость: взрыв в метро, есть погибшие. Многие из более чем 450 журналистов со всей страны ехали после встречи с главой государства в гостиницу, чтобы переодеться и поскорее отправиться в центр Санкт-Петербурга. Погулять, город посмотреть перед отлетом домой. Поехать как раз по этой синей ветке и выйти на станции «Технологический институт» или «Сенная площадь» или чуть дальше — это все центр города. Конечно, первая мысль: как же хорошо, что встреча закончилась только теперь и я просто не успела зайти в подземку.

К месту событий отправилась по поверхности. Все станции метро закрыты. Часть Московского проспекта, как раз где находится станция «Технологический институт», на которой и произошел взрыв, перекрыта. Еду сначала на городском автобусе, а потом и вовсе пешком. На улицах толпы петербуржцев, все спешат добраться хоть до какого-то транспорта, город стоит в пробках. Но все уже знают, что в метро были взрывы, разговоры только об этом.

Кто-то по телефону рассказывает о том, как вот сам совсем недавно вышел из метро, кто-то пересказывает увиденное или прочитанное в СМИ. Я не увидела большого удивления, паники, тревоги. На дорогах города много полиции. Но, по крайней мере поначалу, это скорее из за визита Путина.

Вход в метро оцеплен в радиусе трехсот метров. Машины «скорой помощи», пожарные, МЧС. Следственный комитет тоже тут. Журналистов на месте огромное количество, еще больше обычных прохожих: снимают на телефоны или просто стоят. В толпе я без проблем нахожу тех, кто ехал сегодня и даже недавно по этой синей ветке. Все, с кем мы общались, считают произошедшее терактом. Многие знают, что в городе президент.

Люди в шоке, конечно, но никакой массовой истерии, рыданий, криков нет.

Официальную информацию, будучи на месте, узнаю через телефон из федеральных СМИ. Здесь сейчас никто комментариев не дает.

Единственный вышедший в толпу эмчеэсник тут же окружается толпой корреспондентов, операторов и фотографов. Найденная кем-то «женщина, которая буквально за пару минут вышла из метро» тоже сразу же оказывается в центре внимания СМИ. Она рассказывает, как не доехала до этой станции совсем немного, по громкой связи объявили о ЧП и всех вывели из метро. Она пересказывает это несколько раз перед разными камерами.

На второй станции — «Сенная площадь» — где, как позже выясняется, не было взрыва, а только лишь немного дошла взрывная волна, людей значительно меньше. Она также огорожена.

Там знакомлюсь с женщиной, которая вышла с этой станции в самые первые минуты после взрыва. Она ничего не видела, лишь почувствовала дым, когда поднималась на эскалаторе. Елена, так ее зовут, в прошлом депутат местного парламента. Она уверена, что все было устроено специально во время визита Путина в его родной город и перед президентскими выборами. Попутно вспоминает Русскую православную церковь, которая пытается в такое непростое время вернуть себе Исаакиевский собор. «Кто-то пытается раскачать лодку. Не надо этого делать. Сейчас очень непростое время в стране», — говорит она.

К станции приходит группа молодых людей для возложения цветов. Несколько гвоздик и роз и зажженные свечи тут же собирают толпу журналистов. Кстати, через несколько часов сюда приедет с возложением цветов и президент. Но этого я уже не видела.

Наверно, слишком много мы видим по телевизору взрывов, смертей, слишком часто мы слышим о терактах... Питер, конечно, очень горюет, но не думаю, что люди слишком напуганы. Может, тогда еще не осознали, что это было здесь и сейчас.

Сама я смогла переварить все это только поздно вечером, когда еще в центре города, греясь в кафе, смотрела видео с места ЧП. Кровь, трупы, раненые. Вот только тогда мне стало по-настоящему страшно. Там, наверху, этого ничего не было видно.

Фото Александры Черданцевой

Правила комментирования
комментарий...
Авторизация ( Регистация )
Написать сообщение как гость
Загрузка... Новые комментарии через 00:00.

Ваш комментарий будет первый

Происшествия

Новости партнеров

Общество
Политика
ТВНЕДЕЛЯ
Наука