«Не построим мы дорогу. Переименуем…»

Watch 06 декабря 2018 • Мнения

Эпопея под названием «Великие имена России» в основном завершилась. Около 5 млн интернет-пользователей выбирали имена выдающихся соотечественников, которыми предполагается назвать 47 российских аэропортов, в том числе те, у которых имеются и свои наименования. Местами эти «выборы» происходили со скандалами. А уже после голосования выяснилось, что вообще-то, господа демократы, решение будет принимать президент. И не всё и не везде еще окончательно решено. Зачем вообще понадобилась эта затея и сколько стоит переименовать аэропорт?

Аэропорт Мурманска будет носить имя императора Николая II (фотоколлаж) © Facebook.com
Аэропорт Мурманска будет носить имя императора Николая II (фотоколлаж)

«Мы болтаем очень много
Ртом, башкой и ****.
Не построим мы дорогу.
Так переименуем.
И обсудим всё и снова,
Как же без базара нам.
Из проспекта Иванова
Сделаем Назарова.
А потом наоборот.
Празднично откроем.
Чтоб не забывал народ,
Кто тут был героем!»
@shnurovs

Идею присвоить российским аэропортам имена деятелей науки, культуры, госдеятелей и военачальников озвучил 4 октября министр культуры Владимир Мединский. Причем именно озвучил. По данным ряда СМИ, инициатива принадлежит митрополиту РПЦ Тихону Шевкунову.

Аргументация и у первого, и у второго, и у третьих изначально была слабой. Шевкунов говорил, что у воронежского аэропорта де «слишком лихое» название — Бесовец. Притом священнослужитель перепутал. Международный аэропорт в Воронеже называется Чертовицкое, по названию местности. А Бесовец — это аэропорт Петрозаводска, получивший свое имя от деревни, на территории которой он был построен.

Мединский аргументировал внезапно возникшую острую потребность в массовом переименовании аэропортов (сам министр притом называет это «доименованием», поскольку прежние имена воздушных гаваней также остаются…) тем, что якобы «никто не может вспомнить, как сейчас называются аэропорты в Перми и Екатеринбурге». И тотчас предложил для Перми или Екатеринбурга новое название — «Имени Татищева»…

Еще один аргумент — мол, аэропорт с именем выдающегося россиянина пойдет на пользу развития туризма, поскольку каким-то непостижимым образом будет удобен для иностранцев. Вот интересно, много ли иностранцев знает имена победителей голосования Николая Урванцева, Петра Истомина, Фармана Салманова, Платона Ойунского? А россиян?

Вопреки откровенно странной аргументации, маховик страсти к переименованию раскрутился быстро, а местами даже яростно. Самые громкие скандалы произошли в Омске, где группа активистов возмутилась недопуском в шорт-лист имени музыканта Егора Летова. А в Калининграде могилу и памятник философа Иммануила Канта зачем-то облили краской. Его имя долгое время лидировало в конкурсе, но победила в итоге императрица Елизавета Петровна, опередившая Канта на шесть с небольшим тысяч голосов.

Спорная и даже потенциально взрывоопасная ситуация сложилась в Горно-Алтайске, где, в отличие от в целом вяло отреагировавших на конкурс российских миллионников, в голосовании приняли участие 215 тысяч пользователей. Это в 3,5 раза больше, чем все население города. 105 тысяч решили, что назвать аэропорт следует именем Николая Рериха, а 104 тысячи проголосовали за имя другого художника — Григория Чорос-Гуркина. За Чорос-Гуркина местные. За Рериха неместные в основном, уточнил секретарь Общественной палаты РФ Валерий Фадеев. И это, по его словам, вызывает напряжение. ОП, к слову, выступила организатором голосования. А итоги конкурса подводились в прайм-тайм на федеральной «России 1».

Про Новосибирск в общем-то и сказать нечего. Большинству изначально было все равно на эту затею с переименованием. Как тогда, так и сейчас непонятно — зачем вообще все это было нужно. Была даже петиция против переименования. В итоге из тех, кто участвовал, большинство проголосовали за героя Великой Отечественной, маршала авиации Александра Покрышкина.

Да только чего спорили-то (там, где спорили)? В том же эфире Фадеев четко обозначил, что все это наше голосование, конечно, важное надувание щек, но не больше того. Решать не нам. На вопрос режиссера Карена Шахназарова, снявшего с языка у россиян вопрос — может это какая-то ошибка, организатор конкурса ответил:

«Нет никакой ошибки. Есть указ президента о присвоении имени великих людей некоторым аэропортам, некоторым географическим пунктам. Правительство представляет на подпись это имя. Президент подписывает указ. Не сейчас — мы проголосовали, и автоматически все аэропорты будут иметь эти имена. Нет. Общественная палата после проведения общественного обсуждения представляет имя в правительство. Не скопом, не все 47 имен. Конечно, опираясь на это голосование. Но это не означает, что мы автоматически через неделю назовем все эти аэропорты. Президент будет принимать решение о том, как будет назван какой аэропорт. Это предварительный результат».

Забавно, что, если верить сайту Общественной палаты Новосибирской области, указ глава государства подписал 28 ноября. За два дня до окончания процедуры голосования.

Собственно на этом можно было бы ставить точку. Но интересно же, чем все это закончится. Теперь, как сообщает Общественная палата, «ОП РФ совместно с Правительством РФ создаст рабочую группу, чтобы в течение месяца подготовить положение о процедуре присвоения географическим объектам имен выдающихся деятелей».

Но что дальше? Аэропорты сменят вывеску, прикрутят табличку или глобально переделают весь интерьер, а то и фасад? А самое интересное — сколько все это будет стоить? За ответами на эти вопросы мы обратились в новосибирский аэропорт Толмачево. Ведь теперь это их головная боль. Там обещали в ближайшее время обнародовать всю информацию. Пока не обнародовали.

Меж тем, по информации издания «Новые известия», Кейптауну переименование аэропорта обошлось в 10 млн южноафриканских рандов (это более 45 млн рублей). В Дакке на это потратили 190 млн долларов. Впрочем, в России вроде бы никто менять международные коды аэропортов не собирается. Простой ребрендинг, по экономварианту, будет стоить не больше 10 млн рублей на аэропорт. Но то — простой. В нашей стране есть истории, когда ребрендинг обходился компаниям в миллиарды рублей.

Однако дело даже не в деньгах и их количестве, а в применении этих средств. Ведь тратить деньги предполагается не на инфраструктуру и оборудование аэропортов, зарплаты их сотрудников и т.д. а на таблички, дизайн, документы…

А меж тем самих аэропортов в России осталось даже меньше, чем на одной только Аляске. Сейчас в нашей стране меньше 300 воздушных гаваней. Когда-то было почти полторы тысячи. В США сегодня больше 15 тысяч аэропортов. Наша малая авиация, или то, что от нее осталось, вынуждена «партизанить», поскольку фактически оказалась вне закона. Ну не могут дельтаплан и «Боинг» летать по одним и тем же правилам. А должны. Ибо закон — есть закон.

А вот денег, как известно, нет. Хотя, конечно, это смотря на что. Зато есть еще пока вокзалы и порты. И они также фигурируют в указе президента. А значит, есть еще простор для творчества и новых конкурсов. Благо имен выдающихся соотечественников гораздо больше, чем аэропортов, вокзалов и портов.

Павел Быковских

Правила комментирования
комментарий...
Авторизация ( Регистация )
Написать сообщение как гость
Загрузка... Новые комментарии через 00:00.

Ваш комментарий будет первый

С 17 декабря на канале НТВ стартует новый сериал "Пуля".
Наши спецкоры смогли пробиться на съемку новогодних проектов канала "Россия…
Сериал о женщине-сыщике «Тайны господи Кирсановой» на телеканале «Россия 1»…
Несмотря на то что о проблеме ВИЧ и СПИДа мировое…