fbpx
ясно
В Новосибирске
+18oC

Большой разговор с Игорем Саловым: откровенно и без купюр

Watch 09 сентября 2019 • Мнения

Промышленность и гособоронзаказ, украинские инициативы и четырехдневная рабочая неделя, депутатская неприкосновенность и выборы-2020, а также — зачем и как становятся депутатами. Обо всем этом — откровенный разговор депутата городского Совета Новосибирска Игоря Салова и генерального директора Издательского дома «Сибинформ» Элеоноры Соломенниковой.

— Игорь Дмитриевич, Вы председатель комиссии по научно-производственному развитию и предпринимательству Совета депутатов Новосибирска. Вот, официально представила Вас читателям. От названия комиссии и начнем разговор. Ну с предпринимательством более-менее понятно. А вот производство — как и какое отношение местное самоуправление имеет к производству, ведь у нас нет никаких муниципальных промышленных предприятий?

— Ну на самом деле вопрос поставлен с одной стороны провокационно, но с другой стороны — очень своевременно.

К большому сожалению, модель местного самоуправления, определенная федеральным законом № 131 не предполагает у нас так называемой промышленной политики. Это очень печально, потому что основные источники доходов в бюджеты города Новосибирска это налоговые платежи: НДФЛ, земельный налог, налог на имущество физических лиц. И единственно, чего нам не хватает для полного счастья — это поступления в местный бюджет налога на имущество юридических лиц, что, конечно же, стимулировало бы органы местного самоуправления на более динамичную поддержку и создания условий для развития промышленности на территории.

Что касается решения Совета депутатов и мэрии города Новосибирска, которому уже много лет… Да, мы уже давно приняли для себя решение (и это не противоречит действующему законодательству), по которому в структуре мэрии существует департамент промышленности, инноваций и предпринимательства. И у нас из бюджета города Новосибирска финансируется программа на поддержку инвестиционной и инновационной деятельности промышленных предприятий. Мы заинтересованы и стимулируем развитие промышленных предприятий, которые волей судеб еще остались на плаву.

— Извините, «мы» — это кто?

— Мы — это мэрия города Новосибирска, Совет депутатов, бюджет города Новосибирска, поддерживаем промышленность через профильную программу. Попасть в эту программу можно только на конкурсной основе, выполнив определенные требования — в первую очередь это отсутствие долгов по заработной плате, налогам и сборам. Это самое главное. Затем наши специалисты смотрят, чтобы на предприятии не было сокращений и насколько велика налогооблагаемая база. В общем, чтобы в этот список не попадали псевдопромышленные предприятия, которых на сегодняшний день у нас тоже большое количество.

Вернусь к самой сути программы: это субсидирование части затрат, которые предприятие производит. То есть сначала надо затратить, а потом, возможно, часть расходов субсидировать из бюджета. Так вот затратить нужно либо на инвестиционную деятельность (то есть вложить свои деньги предприятие должно на развитие средств производства, расширение производства), либо на инновационную деятельность: новые технологии, новые программы. И вот часть затрат именно на это мы готовы субсидировать.

Поэтому мы считаем, что промышленная политика в городах должна быть. И единственно чего нам не хватает для того, чтобы этот цикл был завершенным (мы неоднократно обращались с подобными предложениями в правительство Новосибирской области), это чтобы либо через нормативы отчислений, либо каким-то волевым законодательным решением, нам в город Новосибирск отдали налог на имущество юридических лиц.

— Новосибирск исторически был крупным промышленным центром. Как сейчас поживают (выживают) промышленные предприятия в наших традиционно непростых условиях?

К большому сожалению, государство сегодня не создает необходимые условия для более динамичного развития промышленности. А мы на сегодняшний день прекрасно понимаем, что это рабочие места, что это, в конце концов, налоги. И самое главное — это и есть сила государства, это и есть его экономическая мощь. Без сомнения то, что касается торговли, общественного питания, бытового обслуживания, это очень важные элементы нашей жизни, но они не являются драйверами, они не являются определяющими тем более для развития такого крупного мегаполиса, как Новосибирск.

Наша новосибирская индустриализация проходила в трагические для страны годы, во времена Великой Отечественной войны. Но самая большая трагедия произошла потом, когда в 90-е годы эта промышленная мощь была утеряна. И, к большому сожалению, до сегодняшнего момента ничего не восстановилось. У нас без сомнения есть положительные примеры — это предприятия, на которых размещен гособоронзаказ. Но он скукоживается, мы — это я сейчас говорю о государстве — не можем участвовать в гонке вооружения наряду с Соединенными Штатами и странами НАТО. И поэтому гособоронзаказ как драйвер и ресурс развития промышленности, рано или поздно исчезнет. Нам без сомнения нужна диверсификация. У любого оборонного предприятия должна быть гражданская продукция, а этого, к большому сожалению, сейчас нет. Государству надо стимулировать диверсификацию либо через налоговые инструменты, либо через определенные программы финансовой поддержки. Но этого сегодня не происходит.

— Вернемся от темы государственной промполитики (тем более что в этих горних весях нас точно не услышат) на новосибирскую землю. Вы как глава комиссии, в условиях скудного местного бюджета, поддерживаете промышленность…

— В рамках как раз этой программы, которая принималась депутатами городского совета. И единственная проблема программы в том, что она недостаточно, с нашей точки зрения, наполнена финансовыми средствами. А здесь мы приходим к нашему любимому вопросу — денег всегда не хватает. Город Новосибирск на сегодняшний день, по факту являясь донором для Новосибирской области, вынужден жить на дотации областного бюджета…

— Возвращающего Новосибирску лишь долю малую от собранных в городе налогов.

— Да, такие у нас сегодня налоговый и бюджетный кодексы. Поэтому мы можем только утереть слезы и работать все-таки в рамках действующего законодательства. Поэтому программа наша сохранится. Но наш посыл в другом, мы хотим, что бы подобные программы поддержки промышленности появились на региональном и федеральном уровне. Это совершенно другая доля участия.

Или есть другой вариант, который мы неоднократно предлагали — пускай через законодательные акты, через внесения изменения в ФЗ № 131 об общих принципах местного самоуправления делегируют это право нам, вместе с деньгами. Если нам отдадут часть налога на имущество юридических лиц, который мы собираем в городе, у нас появятся возможности поддерживать промышленности и промышленные предприятия. Промышленные предприятия все в городе. Развиваются они — увеличивается бюджетная составляющая. Это и есть гармония. К сожалению, сегодня ни первое, ни второе решение не поддержано. Пока живем как живем, таким вот образом.

— Хотелось бы поговорить с руководителями новосибирских предприятий, поинтересоваться — как им выживается в условиях стабильной стабильности…

— Поговорить-то несложно, вот только скажут они мало оптимистичного. К большому сожалению, сегодня предприятия именно выживают. Если даже кто-то показывает положительную динамику, это не благодаря, а вопреки. И несмотря на то, что промышленники неоднократно — через различные ассоциации, через мэрию города — обращаются к региональному и федеральному правительству для того, чтобы были созданы дополнительные условия, пока все находится на том же стартовом уровне. Мы очень надеемся, что в самое ближайшее время, это современное устройство России, все-таки мы достучимся до федерального законодателя, до правительства РФ, которое разработает необходимую концепцию, новую идеологию, которая позволит российским и новосибирским промышленным предприятиям получить новый толчок, новый импульс. Ведь один из этих импульсов уже получен, это санкции и контрсанкции, которые были как пинок, к сожалению или к счастью, но создавший необходимые условия для определенного рывка, для определенной индустриализации. Деваться некуда. Это же тонкости русского характера. Так получается, что мы так или иначе этого момента дождались, ждали и дождались. Поэтому, конечно, сейчас хотелось бы это время использовать максимально эффективно и такие возможности есть.

— Селяне-то контрсанкции для наращивания производства своей продукции используют вовсю. Почему промышленники отстают?

— К большому сожалению, по причине недостаточного внимания со стороны регионального и федерального правительства. Это лично мое мнение. Мы, тем не менее, программу свою сохраняем. Просто денег недостаточно. К тому же на эту программу очень ревностно смотрят некоторые чиновники регионального правительства. Они говорят — вы постоянно ходите, у нас просите денег на уборку снега, на содержание территорий и в это время вы одариваете своих ученых и предприятия, вы ничего не перепутали? Мы говорим — нет, давайте изменим к этому отношение. Ваши силы раздроблены, вы больше занимаетесь сельским хозяйством и это прекрасно, я ни в коем случае не хочу дискредитировать селян, им тоже нужно помогать и это продовольственная безопасность. Но дайте городам возможность развивать промышленность, она вся практически размещена на территории современных городов, особенно в Новосибирске.

— Может у вас просто тренд не актуальный какой-то, на развитие, и чтобы больше работать? Ведь сверху наоборот, предлагается обратное — мол, для гармоничного развития полезней больше отдыхать. Вот же прямо сейчас СМИ и соцсети забиты комментариями к инициативе, озвученной с самого правительственного верха — переходу на четырехдневную рабочую неделю…

— Может быть мне с одной стороны сложнее, с другой проще, я не слушаю комментарии по поводу разного рода экзотических инициатив федерального уровня.

— Как-то резко Вы…

— Почему я использую такую, может быть, не совсем парламентскую и такую резкую риторику? Дело в том, что нам здесь, на земле, хотелось бы услышать какие-то аргументы — с чего и у кого родилась эта идея. Было бы естественно если бы подобные инициативы исходили снизу, от рабочих, от народа, который так или иначе работает у нас сегодня в полях и на предприятиях, это было бы логично и объяснимо. Но из доступной нам информации мы делаем вывод, что суть предложения следующая —  четырехдневка на предприятиях остается, но заработная плата выплачивается в том же объеме. С нашей точки зрения, это несомненно негативно повлияет на производительность труда. То есть на каком основании сегодня правительство, не являясь соучредителем, не являясь владельцем, подчас даже не являясь заказчиком у частных промышленных предприятий таким грубым образом вмешивается в их финансовую экономическую деятельность? Пока этот вопрос остается без ответа.

А теперь, Элеонора, я хотел бы, чтобы наши читатели поняли — откуда у меня такие жесткие суждения. Я, в силу своей работы обязан встречаться и с руководителями предприятий, и с людьми которые на этих предприятиях работают. Так вот, вывод из обсуждения этой инициативы может шокировать некоторых инициаторов федерального уровня. И руководители, и работники категорически против подобных новаций. Если мы будем говорить о работниках, они готовы работать даже по выходным. Только единственная просьба, с которой они обращаются к своему работодателю — чтобы его зарплата росла пропорционально. Люди хотят работать и зарабатывать. Разговоры о том, что русский народ любит гулять и отдыхать — это ложь. Формируется негативный образ русского трудового человека, рабочего человека и это тоже очень вредное и очень нехорошее занятие.

Что касается самого предприятия… Любой руководитель, любой учредитель предприятия скажет, что это чудовищно негативный удар по экономическому или финансовому состоянию предприятия.

— Дело в том, что я в с силу своей профессиональной деятельности, тоже часто встречаюсь с руководителями различных предприятий. И знаете, что для них сегодня самое страшное? Новогодние каникулы. Когда две недели никто не работает, производство стоит, а помещения топятся, светятся и греются, но не отрабатываются.

— Точно, Поэтому мы хотели бы вот что сказать, обращаясь к инициаторам — и к профсоюзам, и к членам правительства, и профильному министерству… Даже процесс обсуждения подобных инициатив, вносит абсолютный деструктив в общество. Рождаются какие-то новые интерпретации, кто-то что-то додумывает, выдумывает и в целом это выглядит ужасно. При том это очень негативно отражается на имидже самого правительства, они хотя бы задумались об этом . Поэтому любые инициативы, касающиеся трудового законодательства, трудового кодекса должны обсуждаться с участниками процесса в первую очередь. Для этого созданы все инструменты, есть ассоциации, представляющие интересы предприятий, есть сами руководители предприятий, есть трудовые коллективы. Вы с ними сначала посоветуйтесь, вы сначала получите обратную связь, а потом вываливайте это в средства массовой информации и начинайте обсуждать это среди людей.

Ну и самое интересное — это то, что подобная новелла и подобное предложение понравилось практически всем представителям всех уровней власти, с которыми я пообщался. Это чиновники мэрии, это сотрудники правительства НСО. Сказали, что работать четыре дня, а получать ту же самую зарплату они согласны даже без всякого обсуждения. Ну вот, по сути дела, и ответ на все вопросы.

Мы не говорим о больницах, мы не говорим о пожарных. Мы же не можем себе представить их работающими четыре дня в неделю. А вот чиновники говорят: вау, прекрасная, блестящая идея. Давайте обсуждать!

— Да, это смех сквозь слезы… Еще одна свежая инициатива, к тому же реализованная. Наши украинские партнеры сняли с депутатов их депутатскую неприкосновенность. Как Вы относитесь к этой инициативе? Зачем депутату неприкосновенность? И зачем руководителю предприятия, предпринимателю, становиться депутатом?

— Ты спрашиваешь меня: зачем депутату неприкосновенность? Зачем предпринимателю и руководителю предприятия становиться депутатом? Отлично, мы эти два вопроса с тобой разделяем. Они на самом деле очень актуальны. Но немного из разных областей.

Еще баллотируясь первый раз в депутаты городского совета в 2005 году, я прекрасно отдавал себе отчет, что это не дает абсолютно никаких преференций, абсолютно никакой неприкосновенности. Наоборот, по нашему законодательству, в котором это завуалировано некоторыми юридическими формулировками, мы наоборот становимся спецсубъектами, а с введением в силу антикоррупционного законодательства мы, не получая заработной платы из бюджета, обязаны отчитываться. Везде всем должны, обязаны. И мало того, представляешь, какая получилась искаженная картина. В современном городском совете Новосибирска есть депутаты-предприниматели, которые показали свои доходы по 90, по 100 миллионов в год! А есть некоторые депутаты, которые показали доходов ноль. Представляешь, насколько искажена картина в умах избирателей! Они не могут понять, что происходит.

Зачем вы ввели эту норму? Вы хотели раскрыть, сделать прозрачными доходы депутатов Государственной думы, которые получают зарплату из бюджета? Членов Совета федерации, получающих зарплату из бюджета? А зачем же вы включили туда муниципальных и региональных депутатов, которые работают на общественных началах? Это абсолютно непонятно, и абсолютно необъяснимо.

А теперь то, что касается депутатской неприкосновенности.

Неприкосновенность эта эфемерна. Ведь по практике, если на сегодняшний день правоохранительные органы, прокуратура, следственный комитет подает определенные материалы в Государственную думу, с него снимается неприкосновенность мгновенно. Зачем эта игрушка? Для чего? Это только раздражает избирателей. Они начинают чувствовать депутата не как своего уполномоченного, а как небожителя, который над ними. Который имеет какие-то там преимущества…

— И может посылать гаишников на фиг!

 — Совершенно верно.

— Это основное, что лежит на поверхности.

— Это только раздражает людей. Зачем мы это сделали? Это только мое личное мнение, что депутаты Государственной думы и члены Совета федераций сами должны от этого отказаться.

— И второй вопрос…

— Зачем предпринимателю и руководителю предприятия становиться депутатом?

Я допускаю, что некоторые руководители предприятий и предприниматели идут в депутаты для того, чтобы решить проблемы города и реагировать на наказы своих избирателей. Но в основном главные причины — это так называемая близость к власти. Это телефонное право. Это административный ресурс и это информация. Информирован — вооружен. И конечно, на сегодняшний момент депутаты, которые одновременно являются руководителями разных компаний, они, конечно, получают преимущество на рынке.

— А что дает эта информация? Какого рода может быть эта информация? О чем? О земельных участках под застройку?

— Нет! Хотя и это тоже. Такая информация сегодня в доступе. Но они первыми и быстро получают эту информацию. Они получают ее наиболее полно. Именно депутаты-руководители предприятий умеют разбираться в хитросплетениях нашего законодательства. А это именно хитросплетения, там простому человеку без бутылки не разобраться. И конечно же, современный мир — это скорость. Это высокие скорости. И это возможности. Это близость к власти, которая позволяет им, дает им преимущества на рынке. Это совершенно очевидно. И если кто-то тебе начнет рассказывать что-то другое, это ложь. Это вранье.

— Ну информация, это ладно. Но ведь куча историй о тендерах, о коррупционных сговорах…

— Когда люди приходят в депутаты, чтобы побеждать в тендерах, чтобы иметь какие-то коррупционные связи… Эти факты фиксируются, но они не являются массовыми. Человек не идет для этого в депутаты. Для этого идут только откровенные дебилы. Которые кстати долго не засиживаются. И примеров тому масса. На сегодняшний день правоохранительная система РФ заточена на такого вида преступления. Они моментально выводятся на чистую воду. И здесь никаких перспектив. Я уверен, что у человека здравомыслящего никогда не появится идеи: для того, чтобы заниматься этими преступлениями, избраться депутатом. Это глупо. По меньшей мере. И я считаю, и поддерживаю в этом смысле наше государство и правоохранительную систему, это надо выжигать каленым железом. А вот все остальное — это правила игры, это часть системы, изменить ее невозможно. И единственное, что должно успокоить всех, кто будет читать и анализировать твой материал: у всех есть возможность, да пожалуйста, иди!

— В депутаты? Но это денег стоит.

— Естественно. Учитывая, что на сегодняшний день все понимают, что выборы — это технологии. Это теперь уже не столько эмоции, а это именно технологии, в рамках которых задача любого кандидата — найти и привести своего избирателя на участок. То есть как раз мы гордимся тем, что наша избирательная система на сегодняшний день не позволяет массовых нарушений и фальсификаций, и это правда. Если вы не хотите стать частью технологического процесса, сходите и проголосуйте!

— Это правда.

— Но технологии пошли в другую сторону. Теперь нужно работать с избирателем. И технологии эти существуют. И побеждает всегда не лучший, не умнейший, не программный. А именно технологичный.

— Ваши прогнозы на следующий год, на выборы в горсовет. Останутся ли все депутаты или…?

— Нет. Совершенно очевидно. В НСО, в ее политике, наблюдается чудовищная турбулентность. Вызвана она тем, что у нас недавно сменилась власть в регионе. И в результате этой смены появились договоренности между разными политическими силами. А договоренности не имеют постоянного характера. К чему веду? Я уверен, что в 2020 году коммунистическая партия и ее кандидаты будут атаковать абсолютно все округа.

— Не сомневаюсь.

— Раньше это было предметом договоренности — вы туда идете, а сюда не идете. На сегодняшний день, учитывая, что существуют определенные неписанные соглашения между региональной и городской властями… Конечно же, это придает драйва коммунистической партии.

— И молодежь подросла…

— Амбициозная очень. Локоть, став мэром, и реализовав практически стопроцентные шансы повторить свой успех, понимает, что теперь ему, конечно же, нужен горсовет. Сегодня он работает в единороссовском горсовете. Это очень некомфортно. Он смог. Договорились. И по многим вопросам мы занимали единую позицию. Но ему-то нужен горсовет, с которым удобно работать. И ему конечно нужно заводить туда коммунистов. Поэтому драка будет такая… И единственное, что могу гарантировать жителям —  будет интересно. Любая политическая конкуренция, если только она не связана с черными технологиями, с откровенным хамством, грязным пиаром — это борьба программ. Это на самом деле борьба кандидатов за умы избирателей. А вот здесь избирателю не надо плошать. Нужно внимательно изучать. Нужно смотреть: а что делал предыдущий депутат? А что предлагает новое лицо? А есть ли смысл перемены? Поэтому, отвечая на твой вопрос: да, ландшафт очень сильно изменится. Интересно? Очень!

Правила комментирования
комментарий...
Авторизация ( Регистация )
Написать сообщение как гость
Загрузка... Новые комментарии через 00:00.
Происшествия

Новости партнеров

Общество
Политика
  • Шедшего изгонять темные силы из Кремля шамана изобразили на иконе
    Художник из Новосибирска Константин Еременко на своей странице в Facebook опубликовал неоконченный портрет якутского шамана Александра Габышева в стиле иконописи. Служитель культа собирался пешком дойти до Кремля, чтобы избавить от…
    Опубликовано Понедельник, 23 сентября 2019 15:17
  • Гриб стал главой Ленинского района Новосибирска
    Мэр Новосибирска Анатолий Локоть назначил главой администрации Ленинского района Александра Гриба, сообщил пресс-центр мэрии. Ранее он исполнял обязанности руководителя районной администрации.
    Опубликовано Пятница, 20 сентября 2019 17:11
  • Идущего в Кремль якутского шамана задержали в Бурятии
    Как сообщили в ролике на Youtube сторонники шамана Александра Габышева, который весной отправился из Якутии в Москву, неизвестные в масках увезли шамана из лагеря возле федеральной трассы, в сторону Улан-Удэ.…
    Опубликовано Четверг, 19 сентября 2019 11:15
  • «Не хотим учить детей лицемерию»
    Десятки учителей, в том числе пятеро педагогов из Новосибирска подписали открытое письмо «с тревогой и возмущением» о «московском деле». Они выступили против несправедливого и несоразмерного деяниям уголовного преследования «своих вчерашних…
    Опубликовано Среда, 18 сентября 2019 14:35
  • Письмо в защиту фигурантов «московского дела» подписали четыре сибирских священника
    Четверо представителей РПЦ в Сибири в числе полусотни священников подписали открытое письмо в защиту заключенных по «московскому делу». Членов новосибирской епархии среди них не оказалось.
    Опубликовано Среда, 18 сентября 2019 11:58

Новости партнеров

CITYLIFE
Наука