fbpx

На главную

облачно с прояснениями
В Новосибирске
+4oC
$ 76,3545
89,2508


«Я ухожу, я сделал все, что мог»

Watch 31 декабря 2019 • Мнения

Эти слова ровно двадцать лет назад с большим трудом выговорил президент России Борис Ельцин в новогоднем телеобращении к гражданам России. Они явились завершением очень своеобразной эпохи в жизни страны. Мы попросили новосибирцев поделиться впечатлениями о том «времени и о себе».

Евгений Важенин, режиссер, руководитель творческого объединения «Созвездие», заслуженный артист России

Первое и самое главное моё ощущение этой эпохи — ХАОС! Закулисная возня и общее ощущение растерянности населения. Помню, как я продал все юбилейные рубли: два серебряных екатерининских рубля, новые зимние сапоги, которые ни разу не надевал. Сидели на капусте и лапше. Сейчас по истечении времени для меня очевидно: Ельцин и Горбачев — это два навозных жука, которые сделали со страной то, что не удавалось сделать ни одному интервенту. Сегодня результат налицо — натовские базы по всему периметру России. Давление по всем статьям. Спорт, музыкальные конкурсы, торговля — сплошные санкции и т. д. Конечная цель: развалить Россию на отдельные княжества и посадить везде своих «советников». Такая богатая страна и такой лакомый кусочек! Натравливают и подкупают бывшие союзные республики. Хотелось бы спросить этого мальчиша-плохиша Горбачева: как ему результат?

В те годы мы были первыми в мире по самоубийствам. А вырубленные виноградники? А развалившиеся заводы и сельское хозяйство? Рухнули хозяйственные связи с другими республиками, где в одной делали двигатели, а в другой — шасси для самолетов! Да разве можно все перечислить, что было разрушено? Тогда же появились и черные риэлторы, убивали стариков за квадратные метры! Рэкет! А приватизация? За копейки покупали все! И главное, те покупали, кто ничего не строил, но был ближе к кормушке! А что досталось простым работягам, членам той самой партии, которой они верили и платили взносы? Чем можно оправдать эту ЛОЖЬ, в которой утопили это доверие! А Карабах? Армяне до сих пор не могут забыть эту боль! Честное слово, ничего, кроме ненависти и проклятий эти два жука-реформатора не заслуживают! Люди, которые проходят мимо Ельцин-Центра, плюют на него!

Стас Поляков, журналист

Тогда я жил в Кемерове. В ту пору было полно видеосалонов. Решила мэрия навести кое-какой порядок и учредила некую контрольную комиссию — цензоров. И я в нее попал. А профессиональный киношник в комиссии оказался только один — Александр Дмитриев, который, в частности, преподавал киноискусство в тамошнем Институте культуры. Вот он и рассказал, мол, есть у него очень талантливый студент. Кино студенту интересно, а вот процесс обучения — нет. Приходит к нему на экзамен. И Александр спрашивает:

– Как бы ты охарактеризовал современный отечественный кинематограф?

Парень подумал три-четыре секунды и выдал:

– Колокола и титьки!

Так вот, кажется мне, что в этом ответе было не только про кино.

Алексей Игнатович, фоторепортер

Бесшабашное было время. Кто-то, пытаясь продолжать жить по закону, как и раньше, работал на двух-трех работах. Кто-то начинал жить по понятиям... Спортивные штаны с пузырями на коленях, малиновые пиджаки и прочее. Если судить по объемам продаж спортинвентаря, самыми любимыми видами спорта у «дАрАгих, панимаешшшь, россиян» были бейсбол и хоккей с мячом. Причем продавались только клюшки и биты. НО!!!! Как-то было все честно и понятно. То есть гражданин, живущий по понятиям, не делал умное лицо, пытаясь показать, что у него все по закону... А сегодня наблюдаешь именно такую картину.

Павел Южаков, художественный руководитель «Первого театра»

Кто успел, тот и съел.

Владимир Редкозубов, президент Фонда «Мое открытие Сибири»

Эпоха Ельцина — это разгул свободы. И этим все сказано. Все положительное связано было с безграничной свободой в самых различных проявлениях. Все отрицательное — с тем, что вся эта свобода обернулась разгулом и беспределом.

Аркадий Янковский, политик, депутат Государственной думы 1995 – 2000 годов, основатель Дискуссионного клуба

Борис Ельцин останется в истории, безусловно, самым противоречивым лидером России XX века, включая даже Хрущева. Выкованному, как и все его номенклатурные предшественники, беспощадной совковой системой, ему в солидном возрасте пришлось ломать себя более других...

Уральский строитель-партфункционер в целом справился с главным вызовом — помог сломать хребет издыхающего тоталитарного монстра малой кровью. Зацикленное на вождизм предреволюционное российское общество приняло коммунистического бунтаря, доверилось его чутью и... прокляло его в большинстве своем впоследствии!

Второй же акт трагедии  в исполнении Ельцина — выбор преемника и передача ему ответственности за страну —  получит свою конечную оценку позднее. Но представляется, что она будет похуже первой...

Сергей Владимиров, специалист PR

Говоря про эпоху Ельцина, очень сложно характеризовать ее хоть как-то положительно. Можно даже не вспоминать про уничтожение системы эффективного парламентаризма в России, в лучших традициях банановых республик, с помощью танков. Можно не вспоминать про рыночные реформы, погубившие практически все промышленное производство и экономику страны. Если бы не ряд некоторых харизматичных глав ключевых российских регионов, которые, как могли, поддерживали на плаву региональные экономики, неизвестно, чем бы вообще все это реформирование закончилось.

Важнее другое. Мало было в истории страны периодов, подобных ельцинской эпохе, в которые обычный человек был бы настолько бесправным и неуверенным в завтрашнем дне. Вседозволенность, которую в эпоху Ельцина гордо назвали свободой, не дала подавляющему большинству россиян ничего, кроме бедности, разрухи, разгула криминала. Люди лишились накоплений, остались один на один со своими бедами, и государство эпохи Ельцина равнодушно отвернулось от своего народа, когда все это происходило.

Наверно единственное, за что этой эпохе можно сказать спасибо — это сохранение российской государственности. Но лично для меня этого мало, чтобы оценить правление Ельцина сколько-нибудь позитивно. Ведь сохранение суверенитета, борьба с сепаратизмом — это самая главная и прямая обязанность любого главы, любого государства. А иначе зачем тогда такое государство и такой глава нужен вообще?

Александр Могилин, журналист

Эпоха Ельцина для меня — прежде всего времена смуты и безденежья. Времена, когда люди не получали зарплаты по полгода, когда зарплату выдавали вещами и продукцией предприятий, когда эти предприятия начали массово нищать, а производства останавливаться. Это время стихийных барахолок, спортивных костюмов «Адидас» и «Монтана», которые могли позволить себе лишь избранные. А избранные эти были преимущественно либо новоявленными бизнесменами, либо рэкетирами, либо просто бандитами. Перестрелки раздавались повсюду, заказные убийства стали обычным явлением. После восьми вечера милицейские патрули на улицах Новосибирска не появлялись, ибо боялись. В школах многие подростки брали пример со взрослых, создавали свои группировки, унижая, избивая и грабя более слабых. А еще эпоха Ельцина — это время продажи продуктов и некоторых вещей по талонам, появления ваучеров и финансовых кооперативов, самым масштабным из которых был, конечно, «МММ».

Юрий Фомиченко, журналист

Как раз недавно неожиданно нашлось напоминание о начале этой самой «ельцинской эпохи». Друзья-документалисты пересматривали архивы новосибирских киножурналов и в одном из них увидели меня — 19-летнего, на митинге у ГПНТБ в августе 1991 года. Горбачев сидел в Форосе, но о нем никто особо и не беспокоился, не любили его.

После ГКЧП на сцену вышел Борис Ельцин. И даже я понимал, что ничего ждать не нужно от функционера. Впрочем, какое-то ощущение перемен было, но перемены оказались вообще не такими, как ожидалось. В итоге мы в офисе телекомпании НТН смотрели в прямом эфире на горящий парламент и нервно смеялись.

Я и продолжал смеяться — до сих пор помню рассуждения Бориса Николаевича про «пластмассовые помидоры», про то, как он «работал с документами», про падение с моста, про «Степашин первый зам. Исправьтесь!» Абсолютной дуростью казались его рассуждения об очередной спецоперации, когда чеченцы опять кого-то взяли в заложники, а он объяснял, как их будут освобождать, на пальцах показывал. Ну и дикие пляски с Женей Осиным во время предвыборной кампании. Вот таким мне и запомнился — какой-то мужик из соседнего дома, не более.

Николай Гмитрон, предприниматель

Лично у меня остались довольно позитивные впечатления от того времени, несмотря на недоделки. Начиная с 92-го года мы открыли три магазина. У меня была возможность раз в две недели, а то и раз в неделю летать в Москву. После 2002 года  я там ни разу не был. В 1995 году я впервые в жизни съездил за границу — в Германию. В следующем году побывал и в Германии, и в Чехии. Возникло ощущение свободы и открытости мира. В 92-м мы с друзьями искали пиво по всяким подпольным заведениям с заднего крыльца, притом оно было исключительно местное. В девяносто четвертом на прилавках магазинов уже был представлен весь цивилизованный мир.

Правда, уже в 98-м наша прибыль рухнула в четыре раза, и магазин остался один. Это было связано с общим кризисом и в частности с дефолтом в России. Как я понимаю, сильно подкосили цены на нефть. Баррель тогда докатился, кажется, до 20 долларов. Позже писали о неправильных подходах в российской макроэкономике, но это уже не совсем моя тема.

Правила комментирования
комментарий...
Авторизация ( Регистация )
Написать сообщение как гость
Загрузка... Новые комментарии через 00:00.

Ваш комментарий будет первый

Происшествия

Новости партнеров

Общество
Политика
ТВНЕДЕЛЯ
Наука