На главную

облачно с прояснениями
В Новосибирске
-12oC
$ 75,4727
89,8880


Закон — что дышло?..

Watch 20 февраля 2016 • Мнения

Недавно нижегородский суд вынес беспрецедентное решение, обязывающее ответчика замаливать в церкви грех перед истцом. Начало этого года вообще было урожайным на правовые ляпы, немало позабавившие публику. Не менее оригинальным, чем нижегородское, российской общественностью признано решение карельского суда, оштрафовавшего местную газету за цитирование народных мудростей. Рассказывая о нарушении прав несовершеннолетнего полицейским, журналист привел парочку поговорок: «Закон, что дышло, куда повернешь, туда и вышло» и «Законы святы, да законники лихие супостаты». И как тут не верить в справедливость этих пословиц, если дело, дошедшее до Верховного суда республики, пресса проиграла…

О несовершенстве российской правовой системы и судебных приговорах, которые с успехом пополняют копилку анекдотов, в том числе и «черных», НДН.инфо рассказали известные новосибирские адвокаты.

Алексей Крестьянов, управляющий партнер, директор юридической фирмы «Рябинина, Зиновьев и Крестьянов»:

«Законы пишут люди, которых мы же и выбираем в Госдуму, а потом сами удивляемся якобы абсурдным выходкам Фемиды. А почему не предположить, что после того, как документ прогуляется по всем фракциям и каждая из них внесет в него свои коррективы, на выходе получается малопонятное адресату «письмо Дяди Федора из Простоквашино». И как его применять на практике? В подобных случаях суд зачастую пользуется не буквой закона, а внутренним убеждением. Любопытно, что у нас самый толстый и тщательно прописанный российский закон — о выборах. В нем учитываются все нюансы, оговариваются все шаги участников. В каждой строчке чувствуется, что депутаты старались для себя, любимых. Зато их остальные произведения выглядят потоньше в объемах и поскромней в формулировках. А с РПЦ у нас получается вообще все очень интересно. Не секрет, что эта организация отделена от государства только в идеологическом, а не правовом поле. Но вместе с тем она активно и почему-то полуподпольно занимается предпринимательской деятельностью».

Как-то партнерам юридической фирмы «Рябинина, Зиновьев и Крестьянов» пришлось поучаствовать в процессе по обвинению религиозных деятелей в несоблюдении элементарных правил безопасности. Рука женщины, изготавливающей просфиры в подсобке церкви, попала в тестомес. Травма была настолько серьезной, что прокуратура возбудила уголовное дело. А когда правоведы стали разбираться в причинах ЧП, оказалось, что РПЦ, имеющая только в Новосибирской области массу мелких и крупных предприятий, грешит всеми возможными нарушениями на производстве.

«В цехах отсутствует план эвакуации, у работников нет санитарных книжек, а пожарники и технадзор если и заглядывают сюда, то почему-то не закрывают «лавочку». Не исключено, что и контролирующие органы в некоторых случаях пользуются «внутренними побуждениями», — предполагает Алексей Крестьянов. — На этом фоне меня нисколько не удивляет решение нижегородского суда, который мог отправить представителя РПЦ мести улицы, чтобы выплатить долг, но выбрал для ответчика отработку, близкую его роду деятельности. Другое дело, если со временем в юридическую практику войдет привычка повсеместно заменять реальные наказания покаяниями. Сначала — религиозным деятелям, а затем — и прочим грешным».

Наталья Чернова, член адвокатской палаты НСО «Форум»:

«Справедливость законов проверяется, в том числе их соответствием времени. Перемены, происходящие в обществе, вносят соответствующие юридические поправки в гражданское, административное, уголовное право. В СССР при разводе, помнится, делили наволочки и полотенца, а сейчас «пилят» зарубежные счета, замки… Поэтому в процессах немалую роль играет умение противоборствующих сторон договариваться, если речь заходит об имущественных претензиях. Как это было в Нижнем Новгороде. Насколько я понимаю, там фигуранты пришли к соглашению и выбрали способ погашения долга, устраивающий всех участников процесса. А если так, решение судьи можно назвать правильным. Конфликт улажен. Кому плохо от того, что ответчика обяжут молиться за здоровье истца? Не заставляют же его кукарекать на паперти или совершать предосудительные действия в людных местах... В России, в отличие от Америки и Англии, нет четко выраженного прецедентного права. Судьи внимательно изучают опыт российских коллег, но при вынесении вердиктов могут трактовать закон по своему усмотрению. Поэтому я совершенно справедливой считаю старинную пословицу: «Закон – что дышло…» И еще не менее мудрым древнее изречение: «Дайте мне точку опоры, и я переверну весь мир». Грамотных юристов отличает способность находить такую «поворотную» точку в даже самом трудном процессе».

Владимир Акиньшин, «Адвокатский кабинет Акиньшина В.В.»:

«Курьезные соглашения, подобные нижегородскому и карельскому, вызывают легкий шок и недоумение. Да это еще что! Отдельной темы заслуживают так называемые «описки» в приговорах и обвинительных заключениях по уголовным делам, вызывающие у подсудимых истерические припадки и сердечные приступы. Что там невинная потеря запятой в известной фразе «казнить нельзя помиловать» в сравнении с официальными канцелярскими виршами! Казалось бы, посмеялись, и ладно, если бы за этим не прослеживалась бредовость судебно-правовой системы в целом. Которая порой является хорошо проверенным и действенным средством «честного отъема» чужого имущества. Иначе, зачем было проводить на некоем местном молзоводе, где грядет передел собственности, масштабную налоговую проверку с выемкой документов, опечатыванием бухгалтерии после того, как туда вызвали полицию, чтобы разнять драку? Какое отношение мордобой на бытовой почве имел к финансовой дисциплине предприятия?»

И — совсем свежий столичный пример. Басманный суд Москвы приступил к рассмотрению дела по обвинению собственника и менеджеров аэропорта Домодедово, в котором прогремевший в 2011 г. теракт унес десятки жизней. И здесь усматривается множество несоответствий и притянутых фактов, которые уже успел «взять на карандаш» адвокат Акиньшин:

«Изначально ответственность за транспортную безопасность аэропорта была возложена на сотрудников МВД, а не на само предприятие. Приказ Росавиации о введении дополнительных антитеррористических мер опубликован позднее. То есть в момент ЧП виновными были силовики. Не исключено, что в этом ведомстве уже давно во всем разобрались и кого-то даже наказали. Но почему-то продолжили искать крайних. Если поглубже покопаться в этой ситуации, то по сути процесс, в котором одним из главных фигурантов выступает совладелец аэропорта Дмитрий Каменщик, мог быть инициирован лицами, заинтересованными в приобретении столичного аэропорта. На этой неделе президент Владимир Путин создал при Кремле рабочую группу для разрешения конфликтов бизнеса и силовиков. Ее участникам теперь предстоит разобраться, в том числе и в особенностях «домодедовского» процесса. Предполагаю, что в новую правозащитную организацию будут поступать тысячи обращений от невинно осужденных предпринимателей. Но вот насколько этот механизм будет действенным, это уже другой вопрос».

К слову: выступая на недавней пресс-конференции, совладелец аэропорта Домодедово Дмитрий Каменщик во всеуслышание заявил, что «не стал скрываться от правосудия, хоть и имел такую возможность», потому что считает, что справедливость должна восторжествовать. Но на процесс, в котором ему должны были избрать меру пресечения, явился, на всякий случай прихватив с собой объемную сумку с теплыми вещами и зубной щеткой. Ведь известно — «Закон – что дышло…», а «законники — лихие супостаты»… И эти народные истины пока никто не опроверг.

Татьяна Шаронова
Фото: chel-oblsud.ru

2016-02-20

Подписывайтесь на НДН.инфо в «Яндекс.Новости»

Оставить комментарий

Происшествия

Новости партнеров

Общество
Политика
ТВНЕДЕЛЯ
Наука