На главную

пасмурно
В Новосибирске
+7oC
$ 72,5602
85,4614


Редкий лоббизм: есть ли в Госдуме эффективные депутаты-сибиряки

Watch 09 декабря 2019 • Публикации

Седьмой созыв Государственной думы отработал уже больше трех лет. В 2016 г. Новосибирская область и ее ближайшие соседи делегировали в обе палаты парламента почти полсотни своих представителей. Настало время посмотреть, чем они там занимаются, помимо собственно результатов голосования по тем или иным вопросам, насколько активны и эффективны как парламентарии.

Редкий лоббизм: есть ли в Госдуме эффективные депутаты-сибиряки © duma.gov.ru

Лоббистскую эффективность законодателей за три года их работы проанализировала исследовательская группа издания «Аргументы недели», составив своеобразный рейтинг.

«Лоббистская эффективность законодателей рассматривается как способность депутатов и сенаторов к продвижению через парламент своих законодательных инициатив. Очевидно, что деятельность парламентариев не исчерпывается законотворчеством и включает в себя непосредственные коммуникации с избирателями и физическое представление их интересов на общественных российских и международных площадках, трансляцию мнения общества в средствах массовой информации, посещение пленарных заседаний, участие в обсуждении законопроектов и другие важные дела. Тем не менее голые цифры, которые выдает система обеспечения законодательной деятельности Госдумы, открыто показывают, сколько законопроектов рассматривается с участием каждого парламентария, сколько законопроектов отклонено, а сколько принято, то есть подписано президентом, и вступает в силу, чтобы так или иначе, но легитимно регулировать жизнь субъектов и объектов окружающего россиян пространства», — отмечают авторы исследования.

«Пустопорожние» и «Стопудовые» депутаты

Они проанализировали четыре показателя деятельности депутатов и сенаторов: число принятых законопроектов, число отклоненных законопроектов, число рассмотренных законопроектов (не все из них были приняты, но во всяком случае обсуждались депутатами) и доля принятых законопроектов, показывающая какая часть из числа рассмотренных законопроектов подписывается президентом.

Исходя из этих показателей, депутатов поделили на несколько групп, характеризующих, не без доли иронии, их лоббистскую эффективность.

Это «активные» и «пассивные» депутаты, исходя из числа законопроектов безотносительно их дальнейшей судьбы. «Плодовитые», депутаты вносящие большое число законопроектов и добивающиеся их принятия, и «Суетливые», у которых законопроектов также навалом, но большая их часть снимается с рассмотрения. Авторы считают, что тут всему виной политическое чутье — либо оно есть, либо его нет.

«Холостые» участвуют в создании популистских или плохо проработанных законопроектов. «Ленивые» и в комментариях в общем-то не нуждаются. «Пустопорожние» имеют равное число внесенных и снятых с рассмотрения законопроектов.

«Стопудовые» — яркий случай, когда доля принятых законопроектов высока при условии большого числа рассмотренных законопроектов, указывает на абсолютную лоббистскую эффективность парламентария.

«Означает, что все или почти все законопроекты с его участием подписываются президентом. Это признак того, что законодатель является политическим локомотивом, созидателем эффективной законотворческой активности. Действия такого парламентария политически выверены. Он обладает высокой компетентностью, волевыми качествами и неординарными лоббистскими способностями», — отмечают авторы исследования.

Однако бывает и так, когда доля принятых законопроектов максимально высока при условии малого числа рассмотренных законопроектов. Это значит, что парламентарий не утруждает себя в деле законотворчества и вступает только в те немногочисленные проекты, которые считает перспективными для утверждения Госдумой. Очевидно, что его внимание сконцентрировано на процессах, не связанных с законотворчеством, и он обладает низкой лоббистской эффективностью. Таких депутатов авторы назвали «Разовыми».

Лоббистов в Сибири по пальцам считать

Из всего огромного представленного «Аргументами недели» массива данных мы отобрали для Вас сведения об активности депутатов и сенаторов от Новосибирской области и соседних регионов — Омской, Томской, Кемеровской областей, Алтайского края и Республики Алтай.

А рейтинг попали не все депутаты. Таких, впрочем, в контексте законодательной деятельности за эти три года не было ни видно, не слышно. Это, например, касается, новосибирских единороссов Виктора Игнатова, Андрея Каличенко, Макима Кудрявцева, сенатора Владимира Городецкого и др.

Из тех, кто в рейтинг в принципе вошел, большинство высокими лоббистскими показателями не обладают. Госдумцы Александр Карелин (Новосибирская область), Татьяна Алексеева (Кемеровская область), Иван Лоор (Алтайский край), все трое единороссы, были признаны пассивными — всего по четыре законопроекта на каждого за три года.

Еще два представителя партии думского большинства Дмитрий Исламов (Кемеровская область) и Виктор Зобнев (Алтайский край) признаны «разовыми» парламентариями. К этой же категории отнесен и томский сенатор Виктор Кресс. У всей троицы всего по два законопроекта. В этой же категории и алтайский сенатор Татьяна Гигель с одним единственным законопроектом.

Новосибирский сенатор Владимир Лаптев и депутат Госдумы Сергей Шаргунов (КПРФ), представляющий республики Тыва, Бурятия Алтай и Алтайский край оказались «пустопорожними» парламентариями.

Среди депутатов с низкой лоббистской эффективностью есть и активные парламентарии. В их числе член фракции ЛДПР, избранный от Томской области и Кузбасса Алексей Диденко, его коллега-однопартиец Елена Строкова (Республика Алтай, Алтайский край, Московская область, Вологодская область) — оба названы «суетливыми» депутатами.

Активна в Думе и единственный представитель новосибирских коммунистов Вера Ганзя. Авторы рейтинга насчитали у нее 37 законопроектов, но принят был в итоге только один.

Эффективными лоббистами, представляющими западносибирские регионы, в рейтинге значатся лишь семь депутатов и один сенатор. Причем двое госдумцев: единоросс Александр Жуков и коммунист Олег Смолин только лишь формально представляют в Думе Новосибирскую и Омскую области. Фактически же они, конечно, имеют слабую связь с регионами их избравшими. Жуков, к слову, получил от авторов рейтинга статус «стопудового» депутата, а Смолин «активного и плодовитого».

В число «стопудовых» сибирских парламентариев также вошли единороссы Олег Быков, Наталья Кувшинова (оба представляют в Думе сразу четыре региона: Алтайский край, Томская область, Республика Алтай, Кемеровская область) и представитель Республики Алтай Родион Букачаков. На троих почти полсотни принятых законопроектов. Еще десяток значится за алтайским сенатором Владимиром Полетаевым, за что он также получает статус «стопудового» парламентария.

Также эффективными лоббистами признан «плодовиты» кемеровский единоросс Александр Максимов. За ним почти 60 законопроектов, 50 из которых подписаны президентом.

Активным и «плодовитым» также признан новосибирский депутат Дмитрий Савельев (ЛДПР), оказавшийся в первой пятерке лоббистов своей фракции. За ним значится 28 законопроектов, девять из которых были приняты.

Законы Яровой

Парламентарии, которые незначительно вкладываются в законотворческий процесс как субъекты законодательной инициативы и вносят на рассмотрение в Госдуму мало законопроектов, могут иметь для этого несколько причин, считают авторы исследования. Во-первых, они могут концентрировать свои силы на «медийном» продвижении своей личности. Во-вторых, они могут быть «старичками» Госдумы, которые прошли через несколько созывов и утратили законотворческий пыл. В-третьих, они могут обладать невысоким авторитетом и специфической политической репутацией в среде коллег, которые отказываются включать их в групповые списки инициаторов законопроектов. В‑четвертых, они просто устали, заняты более интересными для них проектами или не хотят лишний раз шевелиться и вкладываться в заведомо провальные законодательные инициативы.

Очевидно, что лоббистская эффективность фракции большинства остается вне конкуренции в силу собственной многочисленности. Но и фракция «Единая Россия» разношерстна — включает в себя как абсолютных политических лидеров и законодательных локомотивов, так и тех, кто не спешит вкладывать свои ресурсы в создание и продвижение инициатив.

Однако высокий лоббизм в общественном сознании может иметь и негативный характер. Многим памятен скандальный «закон Яровой» о хранении всего трафика данных пользователей в России. Но законов Яровой за три года ее работы в седьмом созыве было аж 33. И это только те, что были приняты и подписаны президентом.

Павел Быковских

 

2019-12-08
Автор:

Подписывайтесь на НДН.инфо в «Яндекс.Новости»

Оставить комментарий

Происшествия

Новости партнеров

Общество
Политика
ТВНЕДЕЛЯ
Наука