fbpx

На главную

пасмурно
В Новосибирске
+26oC
$ 70,4999
79,2207


Оперный. Публичные слушания. Онлайн

Новосибирские гастроли Владимира Кехмана
Watch 04 февраля 2016 • Публикации

Публичные слушания о дальнейшей судьбе оперного театра Новосибирска стартовали в Государственной областной научной библиотеке. В них ожидается участие директора театра Владимира Кехмана и разбор полетов по самым наболевшим вопросам. НДН.инфо ведет онлайн-трансляцию с места событий. Все самое интересное прямо на этой странице.

 

Слушания под названием «О текущей ситуации в Новосибирском театре оперы и балета» организованы Общественной палатой региона. В повестке дня четыре вопроса: законность проведенного летом 2015 года ремонта, репертуарная и ценовая политика, pr-политика театра и его взаимодействие со СМИ и общественностью.

На часть вопросов уже ответили новосибирские чиновники, признав незаконным проведенный в здании театра ремонт и обязав его руководство восстановить исторический облик интерьеров и фасадов к 1 сентября текущего года. Впрочем, Кехман не впервые получает предписания от регионального управления по государственной охране объектов культурного наследия. Летом прошлого года требование прекратить ремонт внутри здания он проигнорировал.

Хроника событий представлена в обратном порядке. Также предлагаем вам просмотр видеотрансляции. 

13.18 Бернадский: «Направляйте свои предложения по этим слушаниям в адрес Общественной палаты, никакую резолюцию мы не принимаем. Конструктивного диалога не получилось, слушания будут продолжены». Happy end.


13.17 Слово взял Борис Мездрич. Напомнив об обстоятельствах ремонта театра, снятия его с должности, а «Тангейзера» с репертуара, он предложил отстранить Кехмана от должности до суда по его делам (Кехман должен крупнейшим банкам 18 млрд рублей. А Сбербанк добивается его личного банкротства. Ну и от управления по охране культурного наследия еще иск за «ремонт» театра). (Бурные продолжительные аплодисменты.


13.10 Слушания вышли за пределы временного регламента с рядом пламенных выступлений без вопросов к директору театра. Юрий Бернадский предложил заканчивать. Слово взял православный активист Юрий Задоя, в +100500-й раз заявивший о «кощунственной опере» («Тангейзер»). Сорвал шквал возмущения в зале и после предложения передать свои предложения в письменном виде замолчал.


13.00 Елена Барышева, председатель экспертного совета по охране объектов культурного наследия. Заявила об уничтожении памяти о подвиге народа в военное время, когда были «сделаны интересные интерьерные решения, несмотря на войну». «Интерьеры театра — это не только архитектурная, но и историческая память, в прошлом году ее начали стирать». Она выразила надежду, что интерьеры будут приведены в соответствие с историческим обликом. Был утвержденный проект реконструкции 2003 года, но из-за недостатка финансирования он не был воплощен, профинансировали только часть. Требуется ревизия состояния здания, говорит она. Кехман: «Единственное, что осталось оригинальным в театре за эти годы, — только люстры. Они собирались по всему Новосибирску. Что касается панелей и паркета, который неоригинален, давайте проведем референдум… За вчерашний день продано 1263 билета. Для меня это важно. Мы спасли северные фасады, — сказал Кехман и добавил: — Никогда не используйте историю 1945 года. Вы об этом ничего не знаете».


12.55 Депутат Заксобрания Анатолий Кубанов в своем выступлении обвинил Общественную палату в цензуре. Обвинил новосибирцев в «преследовании Кехмана в Интернете». «Он (Кехман) мог ошибиться, — говорит Кубанов. — Он (Кехман) умудряется притянуть федеральные деньги в новосибирский театр в критическое, сложное время, он вносит серьезный вклад в развитие культуры. Обсуждение репертуарной политики — это попытка внести цензуру в репертуар». Кубанов предложил проверить репертуары всех театров Новосибирска и «заглянуть в цирк, вдруг там что непристойное творится». «Прошу также проверить предыдущие ремонты и реконструкции всех памятников Новосибирска», — заключил он, назвав Кехмана социально полезным для города. В ответ из зала закричали: «Позор!»


12.50 Игорь Поповский, член Союза архитекторов России. Он заявил о том, что проект реставрации был выполнен без согласования. «Меня смущает, что решение о реконструкции было незаконным. Почему вопреки постановлениям работы не были приостановлены и готовы ли вы нести юридическую ответственность?» — спросил Поповский.  Вместо Кехмана ответил подрядчик. Рассказал, что еще не закончили работы и проект выполняется под авторским надзором. Сам Кехман: «Вы абсолютно правы, это моя ответственность. Я взял ее на себя. Я отвечаю за работы без разрешения. У меня был такой же опыт в Михайловском театре, когда Матвиенко поручила мне сделать там ремонт». 


12.41 Представитель «Народного фронта» Николай Фомичев поблагодорил Кехмана за консерватизм и снятие с репертуара постановки «Тангейзер». Единственной претензией ОНФ оказалось новое название театра. «С нами, сибиряками, так нельзя, как слон в посудной лавке», — сказал Фомичев, спросив, способен ли Кехман признать свои ошибки. Кехман заявил, что единственной его ошибкой было то, что по приезде в Новосибисрк он «должен был накрыть поляну». «Я привык жить в жесткой среде», — объявил он. Но вот все, что касается названия «НОВАТ», — назад пути нет, говорит Кехман. А кому не нравится — может называть театр, как хочет.


12.23 Константин Голодяев, сотрудник Музея города Новосибирска. Поднял тему бренда театра и его истории. Раскритиковал название «НОВАТ»: «Появились клоунские буквы в клоунских цветах, ничего академического в них нет. А сайт — это калька Михайловского театра. Зачем нам секонд-хенд? Куда исчез огромный исторический блок с сайта? Где знаменитые имена, биографии? Где музей театра, сохранились ли фонды?» Кехман заявил, что музея практически не было уже, а была только «маленькая комнатка с дыркой». Куда все делось, он предложил спросить своего предшественника Бориса Мездрича. Что касается сайта, в настоящее время, по словам Кехмана, — промежуточный вариант, нужный для бесперебойной продажи билетов через сайт. «9 февраля начинается тестирование оригинальной версии сайта, я надеюсь, что в феврале он будет работать», — ответил Кехман.


12.19  Автор «Хроники дома под часами» Олег Викторович вспомнил про преследование Бориса Мездрича и Тимофея Кулябина. Обвинил Пинус в популизме. (Аплодисменты.) И предложил дать возможность Кехману поработать, а не окунать его в «нашу песочницу».


12.14 Шапошников Александр Арсеньевич, зритель с 50-летним стажем. Выражает свое недовольство перекосом оперы и балетов. Кехман говорит, мол, не могу позволить, чтобы зал был пустой. Люди, уверяет он, больше идут на балет. Кехман сказал, что «НОВАТ — уникальная площадка в России и является ее гордостью и символом», а затем дал понять, что никаких резолюций подписывать он не собирается. «Через три года этот театр будет федеральным театром номер два по всем показателям», — заключает Кехман как бы вместо резолюций. 


12.12 Пинус просит, чтобы документ, проект резолюции, который мы опубликовали до начала слушаний (см. ниже) был опубликован. Кехман отвечает, что даже не видел этого документа.


12.07 Почему отменили автобус из Академгородка к оперному. «И можно ли его вернуть?» — спрашивает депутат Наталья Пинус. Кехман отвечает: вы же депутат, вопрос к вам, как к представителю власти. В Санкт-Петербурге, к примеру, по словам Кехмана, автобусы стоят и ждут людей. «Несправедливо, что театр должен кого-то возить. Помогите мне», — говорит директор театра Кехман депутату из Академгородка Пинус.


11.59 Ирина Искевич, проректор Новосибисркого театрального института: «Должен быть баланс оперы и балета, а не перекос в сторону балета. Как видит (Кехман) миссию оперного?» Кехман читает лекцию о «такой традиции». В России, говорит, за последние 20 лет традиции оперы и балета сложились такие, что балета больше, чем оперы. За рубежом, продолжает Кехман, все наоборот. Родители детей сначала приводят на балет. Опера уже выше. Репертуар и концертное исполнение у нас, говорит Кехман, «между нищетой и богатством». «Балеты в разборке и подготовке гораздо проще оперы. Порядка 85% будут балетные спектакли», — заключил Кехман.


11.49 Оксана Филис, координатор новосибирскогт клуба зрителей: «Куда дели 10 спектаклей, пропавшие с вашим (Кехмана) приходом?» Шуйская Елена Львовна, зритель с 1948 года. Говорит, что всегда ходила без билета. (Смех в зале.) Зачитала программку 1960 года и спросила, не стыдно ли Кехману. (Забегая вперед, Кехману — не стыдно. — Авт.) Спрашивает, почему стало так дорого, что стряслось с акустикой... Хорошо стало только в туалете. Но все остальное, по словам Шуйской, — цирк и балаган. (Аплодисменты.) Кехман: в 1960 году был иной репертуар, потому что «мы не можем повторять историю 60-х. Сегодня, к сожалению, заполняемость оперы ниже 50 процентов. Про цены — то, что было бесплатно, нужно забыть. Есть льготы для студентов и пенсионеров. Пенсионерам самый дорогой билет на оперу обойдется в 450 рублей». Будет, говорит Кехман, «не только русский репертуар, но и французский, немецкий и итальянский». Все, что было, новосибирцы видели, и им, мол, все это уже надоело.


11.46 Юровского отпустили репетировать. Кехман вспомнил про первую часть вопроса от журналистов: «Отвечу коротко, в стиле Президента РФ. Все уголовные вопросы решает только суд. Будет суд — будут разговоры».


11.38 Константин Кантеров выступает от имени журналистского сообщества. Спрашивает Кехмана про его уголовные дела и каково ему в роли цензора. Кехман отдал вопрос о цензуре главному дирижеру Дмитрию Юровскому. Тот начал издалека: «Я вырос в Германии и нигде не встречал такого количества людей, как в НОВАТе...» Что касается репертуара театра, у нас, говорит, премьеры... «Турандот» будет уже третья с ноября. Обещает много разных интересных постановок. Чуть-чуть ушли представители оперного от вопроса, в общем.


11.35 Вопрос про отношения с бизнес-сообществом. Кехман говорит, что «очень серьезные люди» возглавят попечительский совет, и все будет тип-топ.


11.24 Слово заслуженному архитектору Геннадию Гаврилову. Выступающий и его коллеги требуют восстановить историчекий облик оперного театра, оформить залы старыми фотографиями. Гаврилов говорит, что слушания бесполезны. Техсостояние театра нужно анализировать. По его словам, в течение пяти лет вылетали кирпичи из здания, и никому до этого дела не было.

OpS4

11.19 Кехман отвечает, что 89 тысяч пришли уже. Госзадание на сезон — 220 тысяч. У него к новосибирцам вопросов нет. И еще придут. В общем: «Ноу проблем». Зал полный. Чего, мол, надо-то еще? Мы, говорит не общающийся с новосибирскими СМИ человек, абсолютно открыты. А у нас тут, говорит, первый этап. Рано еще общаться…. 


11.15 Слово взял Константин Антонов, сопредседатель Общественной палаты. Он говорит, что все собравшиеся в библиотеке — люди разные, но театр их объеденил. Сам он «Тангейзер» не смотрел, но митинги вокруг исскуства ему  не нравятся. Спрашивает у Кехмана, есть ли «механизмы преодоления отчуждения и взаимодействия театра с обществом и СМИ».


OpS3

11.11 Ну вот и поехали. Кехман даже не опоздал. Сопредседатель Общественной палаты благодарит всех собравшихся. Кстати, Кехман на фото — маленький с бородой справа за столом.


11.06 Уже хотели включать барабанную дробь и наше хоккейное: "Итак, мы начинаем!" Но наш корреспондент пишет, что слушания задерживаются. Ждем.


OpS1

OpS2

11.01 Наш корреспондент узнал, чем все должно закончиться. Вот вам проект резолюции слушаний для раздумий. А мы пока продолжим. Процесс должен быть инетреснее результата. Или не должен...


OpS

10.52 А вот теперь много людей. Места уже не хватает. Кехмана пока нет.


10.30 Наш корреспондент прибыл на место событий. Пока участников слушаний немного. Слышен только скрип разматываемых катушек с проводами и негромкая будничная брань рабочих. Сотрудники библиотеки ходят в   медицинских масках, исполняя предписание властей.

Правила комментирования
комментарий...
Авторизация ( Регистация )
Написать сообщение как гость
Загрузка... Новые комментарии через 00:00.
Происшествия

Новости партнеров

Общество
Политика
ТВНЕДЕЛЯ
Наука