fbpx

На главную

небольшой дождь
В Новосибирске
+8oC
$ 76,0381
90,0063


Лакированная память

Watch 18 апреля 2020 • Юбилей победы

Сегодня в СМИ Новосибирска часто вскользь упоминается о многодетной семье Игнатовых, отправившей на фронт девятерых своих детей. Много говорится о патриотизме, самоотверженности, человеческой памяти, встал вопрос увековечивания памяти семьи в названии улицы или установкой памятника, но вот о самих «виновниках» дискуссии как-то по кругу, одно и то же: 13 детей, два танковых экипажа, дочь-снайпер и т. д.

Так кто же они, эти Игнатовы? Довоенные годы этой семьи знаем только по печатным публикациям в газетах тех лет. Понятно, что безоговорочного доверия им быть не может, а тем более словам передовиц, но сравнивая публикации, анализируя их, общую картину составить можно, хотя и она получилась не лишенной пафоса своего времени.

Агитпризыв

Семья эта попала в полосу известности в сентябре 1939 года, во время очередного призыва в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию и Военно-Морской Флот. Международная обстановка была очень сложной и быстро меняющейся: подписан пакт Молотова-Риббентропа, только что закончился конфликт на Халхин-Голе, началась война в Европе.

Повестку из райвоенкомата тогда получил Виктор — 1918 года рождения. Но призыву уже подлежали и Аркадий — 1918 года, и Олег — 1919 года, и Сергей — 1916 года, правда у него была отсрочка. И, видя восхищенные взгляды младших, мать — Софья Яковлевна, предложила пойти в военкомат всем вместе.

«Неужто вас не возьмут, здоровых  таких, больших? А не возьмут, так я сама попрошу за вас. Матери не откажут!»

Так, на семейном совете, Игнатовы решили призываться сразу, в один день, чтобы еще и в одну часть попасть. Софья Яковлевна лично обратилась к председателю призывной комиссии с просьбой досрочно взять в армию еще одного сына — Николая, 1921 года рождения.

На следующий день призывники вместе с мамой, сестрой Марией и младшим братом Владленом явились на призывной пункт. Медицинский осмотр прошел отлично. Особенно богатырским сложением выделялись Аркадий и Виктор. 15 сентября 1939 года Виктор, Сергей, Аркадий и Олег Игнатовы были приняты на действительную военную службу. Чуть позже удовлетворили и просьбу Николая. Решено было направить братьев в мотомехчасть с прицелом на создание одного танкового экипажа.

Ignatovy002

Игнатова Софья Яковлевна:

«Я — гордая, счастливая мать. Раньше в царскую армию провожали со слезами. Плакала и я, когда забирали мужа. А теперь радуюсь, что сыновья приняты в Армию. Родное правительство, партия и товарищ Сталин помогли их выучить, поставить на ноги. Как же мне не быть счастливой!»

Семья Игнатовых сразу стала «на виду». Не сделать из случая, когда пять братьев одновременно идут служить в Красную армию, показательной патриотической, идеологической кампании было невозможно.

И вот уже председатель медицинской комиссии военврач 2 ранга Стогов, развивая слова наркома обороны К. Е. Ворошилова о том, что укрепление здоровья бойцов есть укрепление боевой мощи Красной Армии, приводит в пример «подчеркнуто блещущих здоровьем» призывников — богатырей братьев Игнатовых. Коллектив Новосибирского хлебокомбината №2 проводит торжественные проводы в ряды Красной Армии.

Игнатов Виктор:

«На предприятии я работал по-стахановски. А если потребуется, буду бить врага по-хасановски».

Глава семьи, 56-летний Андрей Андреевич Игнатов, по профессии столяр, работает кладовщиком Новосибирской артели слепых. В начале века он работал в Юзовке (ныне Донецк) слесарем рельсопрокатной мастерской. Сам он рассказывает, что в 1905 году за расклейку листовок был выслан в Нарымский край, в поселок Пудовский (там родились первые сыновья), после революции семья перебралась в село Пристань Почта под Колыванью. Софья Яковлевна с мужем одного года. С самого детства батрачила. Пришло время, отдали замуж. Дети рождались почти каждый год — прямо под открытым небом, в поле, среди тяжелых снопов. Не успели мальчишки подрасти — тоже шли батрачить. Потом стало легче, приехали в Новосибирск. Теперь вот занимается домом и детьми.

Их в семье было 13: девять сыновей и четыре дочери. Александр, 1908 года рождения в РККА уже с 1929 года, служит в саперном батальоне, Владимир, 1913 года, — в армии с 1931 года, призывался по комсомольской путёвке, теперь служит на Дальнем Востоке, на границе, старший лейтенант. Виктор работает слесарем хлебокомбината №2, Аркадий — там же, заведующим складом, Олег — слесарем завода Сибметаллстрой, Николай — только закончил школу.

Жили Игнатовы на Обской, 132-1. Это за 76-й школой. Двухэтажный барак с большим крыльцом. Его уже давно нет, на его месте запущенные огороды. Братья много времени проводили на реке, часто бывали на водно-лыжной станции, ходили по Оби на простенькой яхте. Аркадий любил рисовать, Николай хорошо разбирался в математике, пробовал писать стихи.

Ignatovy003

О службе в армии мечтали давно. И отец рассказывал о партизанском прошлом, и Владимир, когда после окончания Омской пехотной школы заезжал домой, интереса добавил. Андрей Андреевич вспоминал, с каким восторгом мальчишки примеряли новенькую лейтенантскую шинель старшего брата. Надев ее, Виктор сказал: «Чем я не командир? Обязательно буду лейтенантом!»

Третьего октября в кинотеатре имени Маяковского проходит вечер призывников Октябрьского района Новосибирска. Вся семья Игнатовых избирается в Президиум. Один за другим они выступают с трибуны.

Ignatovy004

Игнатов Аркадий:

«Доверие партии и правительства мы оправдаем. Пусть знают враги, что наша армия сумеет всегда защитить свой народ».

Игнатов Андрей Андреевич:

«Трудно передать, какую радость и гордость переживаю я, что сумел воспитать таких сыновей, которые все оказались годными к защите нашего любимого отечества. Обещаю, что если враг нападет на нашу родину, я тоже возьму оружие в руки и стану на ее защиту рядом со своими сыновьями».

Игнатова Софья Яковлевна:

«Служите честно, храбро сражайтесь. Да здравствует наша Красная Армия! Да здравствует наш любимый отец товарищ Сталин!»

Вечер был отснят бригадой «Союзкинохроники» для журнала «Сибирь на экране». Но, к сожалению, материала этого нет ни в архивах Новосибирска, ни в киноархиве Красногорска.

Ignatovy005

Вскоре Игнатовы, прибыли для прохождения службы на Дальний восток, в Приморский край — в 48-ю танковую бригаду Первой Отдельной Краснознаменной армии. И опять митинг. Выступая на нем, Аркадий пообещал с честью выполнить наказ родителей и трудящихся Новосибирска. Братья стали частыми гостями на страницах местной армейской газеты «На защиту Родины».

Ignatovy006

Скоро из части приходит письмо, которое тут же публикуют на страницах областной газеты:

«Дорогие Андрей Андреевич и Софья Яковлевна!.. По прибытию в наше подразделение, они (братья — К. Г.) сразу же включились в социалистическое соревнование имени Третьей Сталинской Пятилетки и вскоре стали отличниками боевой и политической подготовки. Стреляют они только на отлично, имеют успехи и в танковом деле. Мы гордимся вашими сыновьями и постараемся им помочь в кратчайший срок… Ваши сыновья тогда составят два танковых экипажа, готовых в любую минуту выполнить приказ матери-родины: отразить и разгромить врагов советского народа, если они дерзнут напасть на наши границы».

Родители тоже не сидят сложа руки. Андрей Андреевич по-стахановски работает в промартели, становится ее техноруком, а ко Дню Красной Армии, соревнуясь с сыновьями, сдает норму на ворошиловского стрелка.

Ignatovy007

Коллектив областного управления Пархозучета единодушно выдвигает Игнатову Софью Яковлевну кандидатом в депутаты Новосибирского городского совета депутатов трудящихся, солдатскую мать принимают кандидатом в члены партии.

Ignatovy008

Игнатов Аркадий (из письма матери):

«Молодец ты у нас, мама! Зря ты называешь себя старухой. Ты самая молодая, хорошая и умная мать. И мы желаем тебе много счастья и радости в жизни. А за нас не беспокойся. Тебе не придется краснеть за сыновей».

Вот уже и седьмой сын, Владлен (Владилен) 1924 года рождения подал заявление в Военный Совет Наркомата обороны о досрочном призыве его добровольцем в ряды РККА. Его просьбу поддержал областной военный комиссар Пётр Матвеевич Березин. Следующий — Спартак, 1930 года, учится только во втором классе 76-й новосибирской школы (Большевистская, 32). Но учится тоже отлично.

Ignatovy009

На тожественном собрании, посвященном XXII годовщине Красной Армии и Флота, проходившем в театре «Красный факел», родители Игнатовых избираются в Президиум наряду с руководителями области и «во главе с товарищем Сталиным». Командующий войсками Сибирского военного округа, легендарный генерал С. А. Калинин, ставя эту семью в пример, отмечает, что в данное время вся пятерка братьев Игнатовых является отличниками боевой и политической подготовки.

Всесоюзный «Союзкиножурнал» едет на Дальний Восток и посвящает братьям сюжет 36-го выпуска 1940 года. Фотоснимки братьев публикуют главная газета страны — «Правда» и популярный журнал «Огонек». Комиссар воинской части присылает еще одно письмо:

«Виктор и Сергей готовятся быть командирами-танкистами. Аркадий, Олег и Николай будут механиками танка. К концу учебного года создадим два танковых экипажа братьев Игнатовых».

Ignatovy010

Учеба у ребят действительно идет отлично. Так, например, Аркадий за меткую стрельбу из личного оружия получил от командира подразделения уже шесть благодарностей — он еще до призыва много занимался стрелковым спортом. Командиром одного экипажа был назначен Виктор, второго — Сергей. В начале марта в часть прибыл и Владлен. Братья взяли над ним активное шефство, и к моменту формирования экипажей младший уже умело мог управлять танковой башней. Владлен вообще схватывал все очень легко. Через год, перед самой войной, родители получат письмо из его новой части: «Ваш сын Игнатов Владлен Андреевич за время нахождения во вверенной мне части проявил себя, как дисциплинированный, выдержанный, преданный партии Ленина-Сталина патриот нашей родины. Сейчас он переведен в особо выдающуюся воинскую часть. Желаю неограниченного успеха в Вашей жизни. Командир части».

Необычных новобранцев замечает и командующий Первой армией генерал-лейтенант М. М. Попов, будущий выдающийся полководец Великой Отечественной войны. Он решает отправить сибиряков в Киевское военно-техническое училище.

Проездом в Москву, 13 апреля 1940 года, дети смогли заглянуть домой.

«Молодых танкистов на вокзале тепло встретили родные, представители городских общественных организаций, бывшие товарищи по работе. Горячие рукопожатия, вопросы со всех сторон... Отец Андрей Андреевич сразу поинтересовался успехами сыновей. Один из них ответил за всех: "Будь спокоен. Была бы мишень, не промажем. К защите Родины готовы».

Игнатовы поделились своими чувствами:

«Впечатление от поездки в танке ни с чем несравнимо. Сидишь, как в крепости. Все наглухо закрыто броней. Ведешь этакую махину по заданному инструктором курсу, а в душе все ликует. Экипажу от машины как бы сила передается».

Семье организовали короткий отдых в Заельцовском бору. Киноматериал, отснятый там «Союзкинохроникой», вошел в 49-й, майский выпуск «Союзкиножурнала».

Ignatovy011

Ребята уехали в Киев, кроме Сергея — он был направлен во 2-е Саратовское танковое училище, готовившего командиров средних и тяжелых танков, а также политработников.

Война

Последнее мирное письмо от детей пришло ровно 22 июня 1941 года. Ребята сообщали о своих успехах в боевой и политической подготовке, беспокоились о здоровье родителей. Не успела Софья Яковлевна сесть за ответ, как по радио прозвучало страшное сообщение о начале войны. Мать рассказывала, что первым чувством у нее было идти проситься на фронт — защищать Родину и своих любимых детей. Ей вторил и отец: «Мое место там, с сыновьями».

На запад полетели ободряющие, любящие и ласковые, но в то же время наполненные патриотизмом письма. Написали родители:

Игнатовы:

«Если какая-нибудь случайность или вражья пуля выведет из строя хоть одного из семи братьев, то на его место встанет восьмой — двенадцатилетний Спартак, встанут отец и мать».

А пока Софья Яковлевна хлопочет о семьях красноармейцев, посещает квартиры фронтовиков, работает на агитпунктах города — просто, по-женски рассказывает призывникам о своей семье, о воюющих детях, о своей святой уверенности в победе:

«Отец и мать надеются, что вы, сталинские орлы, с честью выполните свой священный долг перед любимой родиной и партией Ленина-Сталина и не дадите озверелому врагу никакой пощады».

Сестры и жены бойцов тоже писали на фронт патетические, пронизанные благородным мужеством письма.

Игнатова Зинаида:

«Сержик, ты о нас не беспокойся. Дочурка знает, что ее папа защищает счастливую жизнь трудящихся, как верный командир Красной Армии. Если будет нужно, я тоже завтра пойду на фронт, буду, как комсомолка, вместе с тобой, вместе со всей Красной Армией громить кровавых фашистов. Целуем, мой дорогой, крепко-крепко тебя — я и дочурка».

Вообще, письма Игнатовых — это очень яркая иллюстрация тех хороших, светлых и добрых отношений, что сопровождали эту семью, наверное, как во времена воспитания детей, так и в трагические годы войны. Супруги даже нечастые письма, приходящие от детей, не читали в одиночку (сразу как придет), а дожидались друг друга — чтобы прочесть вместе. Вот голубой конверт с круглым, аккуратным почерком.

Игнатов Сергей:

«...Ночь. Предрассветная тишина. Кажется, все в мире спит, всюду покой... А на рассвете мы идем в бой. Это обманчивая тишина, тишина перед боем. Мама, родная, я люблю Жизнь. Но ведь за жизнь, за счастье, за Родину я и буду сражаться. И поэтому мне не страшно, и поэтому не боюсь я смерти...»

Младший лейтенант Игнатов Аркадий Андреевич вступил в бой в первый же день войны. Он был командиром танкового взвода и пропал без вести уже в июне 1941 года в Брестской области. Но известие об этом семья получила далеко не сразу.

Долго не писал домой и Сергей. Он служил в одном танковом полку с Аркадием в Западном особом военном округе (ЗОВО). Их 36 танковая дивизия была сформирована только в марте 1941 года и находилась в составе 17-го механизированного корпуса на Белостокском выступе. Дислоцировался 71-й полк в городе Несвиж, в 150 километрах от западной границы. Но поскольку материальной части к началу войны дивизия практически не имела, горючего тоже, то ее личный состав использовался как стрелковое соединение.

Трагическая история 17-го механизированного корпуса, недоукомплектованного, в большинстве даже не имевшего стрелкового оружия — тема отдельного повествования. Почти все бойцы его, включая командиров, пропали без вести. Позже Сергей рассказывал семье об этом первом дне. Их, практически без оружия, в исподнем немцы загнали на болота. Аркадий упал у него на глазах, Сергею удалось укрыться у местной полячки. Потом долгий выход «к своим». По документам управления кадров Сергей тоже числился пропавшим без вести. В Донесении о безвозвратных потерях начальствующего состава ЗОВО, составленного 26.07.1943, они с Аркадием на соседних страницах, в списках военкомата рядом.

Ignatovy012

Командир среднего танка МК-II, лейтенант Игнатов Николай Андреевич воевал на Брянском фронте. 09 июля 1942 года в боях за населенный пункт Казинка и последующую высоту 229,4 он пал смертью храбрых: «Один из первых, преодолевая противотанковую оборону, вырвался вперед и обеспечил проход нашей пехоты». Похоронен юго-восточнее деревни Бурдино. Посмертно награждён орденом Красного Знамени. Их имена на пилоне новосибирского Монумента Славы друг под другом. Сегодня села Казинка и Бурдино относятся к Тербунскому району Липецкой области.

Состарила мать похоронка. Осунулось, побледнело ее лицо, новые морщинки прорезали лоб.

В июне 1943 появились данные, что Сергей Игнатов жив и проходит службу в рядах Красной армии, является кандидатом в члены партии. Со слов его жены, Зинаиды Григорьевны, муж был ранен, попал в окружение. Остальное пока неизвестно, документов нет. Зато известно, что 13 июля 1943 за стойкость и мужество в боях под Белгородом командир взвода танков Т-34, 1-го танкового батальона, 100-й танковой бригады I Украинского фронта лейтенант Игнатов С. А. награжден медалью «За боевые заслуги». В начале 1944 он получил тяжелое ранение под Казатином Винницкой области и после выздоровления был направлен на преподавательскую работу в танковое училище. Приказ об отмене исключения его из списков пропавших без вести датирован лишь 17 февраля 1949. После войны Игнатов Сергей Андреевич продолжал служить в воинских частях в Симферополе и Керчи. С уходом в отставку подполковником работал в Керченском морском торговом порту. В 1985 году награжден орденом Отечественной войны I степени.

В июле 1942-го ушла на фронт и сестра Мария, работавшая на фабрике имени ЦК швейников. Это ее сейчас называют «снайпером». На самом деле Мария была старшиной медслужбы, инструктором санитарного пункта истребительного противотанкового артиллерийского полка. По мужу Вишнякова (он тоже не вернулся с войны). За отличную эвакуацию раненых через Днепр в условиях «постоянного обстрела противника» Вишнякова Мария Андреевна 1905 года рождения была награждена медалью «За боевые заслуги». Осенью 1942-го была тяжело ранена на Западном фронте. После ранения Мария вернулась в город, работала в одной из столовых Новосибирска. Сестры Матрёна, Анастасия, Анна работали на заводах.

Ignatovy013

Игнатов Олег Андреевич, старшина, командир танка Т-34, его 77-я танковая бригада 1-й краснознаменной армии всю войну дислоцировалась в Приморском крае на Дальневосточном фронте. Олег прикрывал дальневосточные рубежи СССР, потом воевал с японцами, закончил войну под Харбином, награждён медалью «За боевые заслуги».

С фронта вернулось шестеро Игнатовых. И они принесли ту Победу, к которой призывала их мать во всех своих выступлениях. Виктор, старший лейтенант, командир роты танков Т-34, воевал на Западном фронте, в декабре 1942-го за бои под Смоленском удостоен ордена Красной Звезды. Владимир был начальником штаба стрелкового полка. Александр — сапером. Старший сержант. Отслужив срочную еще до войны, он уже вернулся домой, но в мае 1943 ушел на фронт. Воевал на Белорусском фронте помощником командира саперного взвода. В июне 1944 был награжден орденом Красного Знамени. Закончил войну в мае 1945 в Восточной Пруссии, где за организацию переправы через пролив Ногатмюндунген (ныне Польша, северо-восточнее г. Тигенхоф (Новы-Двур-Гданьский) был награжден медалью «За отвагу», а уже после войны, в 1985-м — орденом Отечественной войны II степени.

Конечно, государство помогало семье и материально, и финансово. После войны им значительно расширили квартиру, сделали капитальный ремонт, построили коровник. А с учреждением звания «Мать-героиня» первой в Новосибирске эта почетная награда была присвоена «домашней хозяйке г. Новосибирска Софье Яковлевне Игнатовой». Вручение ордена состоялось 8 апреля 1945 года в новосибирском Доме Красной Армии.

Ignatovy014

Через десяток лет семье дали новую квартиру — на строящемся Станиславском жилмассиве. С. Я. Игнатова и в послевоенные годы активно занималась общественной работай, выступала на различных собраниях и конференциях, пока не скончалась в 1955 году. Никогда не жаловалась. «Как долг считала», — говорит муж.

Это по документам. Но в послевоенных газетах и литературе встречаются совершенно иные данные о семье Игнатовых.

Метаморфозы памяти

В 1985 году, к 40-летию Победы, Западно-Сибирским книжным издательством была выпущена книга «Продолжение подвига». Ее автор, военный корреспондент, подполковник Иван Филиппович Верёвкин по заданию создававшегося музея истории СибВО в начале 60-х посетил квартиру Игнатовых на Станиславском жилмассиве. Одну главу книги автор посвящает семье Игнатовых. Он серьезно рассказывает о ссылке главы семьи, укрытии от колчаковцев, заменяет «неудобного» Владлена Валентином, упоминает и Спартака, которому в 1939-м в военкомате отказали идти с братьями в армию, а он так надеялся (девять лет воину было), путает 1941 с 1940-м. Ну, и далее…

Автор, конечно, имеет право на домысел. Ему нужно больше героики. И вот уже мчится под Ленинградом на танке Олег, служивший на Дальнем Востоке, Мария из санитарок превращается в меткого и удачного снайпера, не отмеченного ни одной архивной строкой, и даже 13-летнего Спартака всё-таки зачисляют юнгой на Тихоокеанский флот. Ну, и в заключение добавляет катамаран «Братья Игнатовы», который действительно был, но назван был в честь другой семьи Игнатовых, с Кубани. Так бывает.

Ignatovy015

В общем, добротная художественная литература с соблюдением линии партии о глянце, спокойствии и «безграничной любви к советской Родине».

Причем первый очерк об Игнатовых И.Ф. Верёвкин опубликовал в 1961 году в «Советской Сибири». И хотя очерк этот и лег в основу рассказа книги 1985 года, он был самим автором искажен до неузнаваемости. В нем еще и Владлен был, и Мария еще не снайпер. Зато уже тогда был описан подвиг Аркадия: «Командир взвода лично своей машиной раздавил под гусеницами один орудийный и два пулеметных расчета». Только вот, к сожалению, как мы уже говорили, личный состав 17-го механизированного корпуса использовался в боях как стрелковое соединение. Но об этом же нельзя!

Газетные статьи А. Белякова в «Молодости Сибири», Р. Смольговской в «Крымской правде» только добавили путаницы. Старший Игнатов уже стал рабочим Путиловского завода и выслан был из Петербурга, а не из Юзовки (в метриках по рождению детей значится как крестьянин-переселенец), вступил в партию, Мария стала не ткачихой, а учительницей, потом снайпером и т. д. Где журналисты черпали информацию во времена закрытых архивов, можно только догадываться. Да и сегодня литературные легенды вокруг семьи Игнатовых замечательно идут в народ.

Разбираться в истории и судьбах семьи Игнатовых оказалось очень непросто. Правда и вымысел здесь смешались в плотную кучу — воспоминания путались, источники, их публикующие, противоречили друг другу, а тем более архивным документам плюс неизбежный идеологически верный посыл.

После госпиталей, окончания войны вернулись фронтовики на предприятия города. Разбросала Игнатовых после войны жизнь — разъехались по стране, работали на заводах, в колхозах. Младший, Спартак действительно был призван на Тихоокеанский флот, но уже в 1949 году. Не у всех фронтовиков сложились собственные семьи. О них долго не вспоминали как о единой семье. «Они не стали героями» — сожалел в 1970 году их отец. Высоких наград и почестей не дождались, не получили.

Внимательный читатель мог заметить, что я почти ничего не рассказал о Владлене. Здесь тоже загадочная история. На фотографиях 1940-х и в вышеприведннных газетных статьях он служит вместе с братьями, то есть танкист. Но в январе 1945 года газета «Советская Сибирь» называет его моряком.

По воспоминаниям родственников, Владлен был человеком горячим. Есть еще один интересный и пока непонятный документ архива Министерства обороны, который утверждает, что старший сержант Игнатов Владимир Андреевич (1921 года, из Новосибирска, Обская, 132) служил в танковом полку, потом учился в 3-м Саратовском училище бронетранспортеров и бронемашин, но в 1942-м отчислен оттуда «по недисциплинированности» и весной 1943-го направлен для дальнейшего прохождения службы в распоряжение начальника Саратовского военно-пересыльного пункта. Имя и год рождения не совпадают, но домашний адрес его. Годен к строевой, не судим, но тут же очень интересная пометочка карандашом: «суд. за (неразборчиво) в 42 г. на 10 лет — от нак. осв.». Темное пятно? Может, в этом и кроется причина именования Владлена моряком, Валентином, да и вся дальнейшая история забвения семьи Игнатовых?

Ignatovy016

И об этом горькие слова главы семьи Андрея Андреевича?

Не все детали газетных публикаций, документов, рассказов родственников совпадают. Есть расхождения и в датах, и в местах, и в событиях. Но дочь Олега Игнатова — Ирина Олеговна Пунцуль, внучки Сергея — Елена Игоревна Вульф и Ольга Викторовна Мельник, которым я чрезвычайно благодарен за помощь в создании данной работы — и материалами, и воспоминаниями, твердо намерены разобраться в вопросе, сделать уточнения — они будут продолжать поиски, посылать запросы в архивы. А в рамках данного очерка обобщенная картинка всё-таки есть.

Герои — не герои. Это уже неважно — для многих новосибирцев, и сегодняшних, и вчерашних, семья Игнатовых уже стала уважаемой, значимой. Еще в ноябре 1958 года имя это встало на карту города — во вновь образованном Советском районе исполком горсовета решил дать новые наименования улиц: «в Академгородке, поселок Щ: …Океанская, Российская, Вяземская, Гнесиных, Братьев Игнатовых, Шатурская, Арбузова, Рубиновая, Мусы Джалиля…». Еще в самом начале 80-х до нее можно было доехать на автобусах № 7, 28 и 109, до остановки больница №25 (это перекресток нынешних Российской и Иванова). Нам удалось точно установить место улицы Игнатовых. Российская, далее Братьев Игнатовых, Сейфуллиной, Крейсерная, Океанская. Кварталы укрупнили, небольшие улочки пошли под снос. Сейчас на ее месте внутренний проезд мимо Иванова, 30а.

 Ignatovy017

В 1970 году, к 25-летию Победы режиссер Ким Долгин решил создать об Игнатовых фильм. Нашел отца, братьев, приложил кинохронику 1940-го. Фильм получился не парадным, без прикрас. «Я снимал фильм о тружениках, простых людях, которые отдали Родине все свои силы, ничего не требуя взамен». А говорить про ту войну честно было ещё не принято. Несколькими годами ранее даже Монумент Славы в Новосибирске не разрешали строить. 30 000 фамилий погибших напоказ! А тут еще неудобный фильм. «Они не стали героями»... Руководством Гостелерадио СССР фильм был запрещен как «антисоветский», идеологически вредный. Его было приказано «замыть». Режиссёру удалось спрятать лишь пробную копию, которая увидела свет уже в перестройку, в 1988 году, а недавно была восстановлена на новосибирском телевидении.

Ignatovy018

Не хватило тогда героики у семьи. Только теперь, когда ветеранов войны осталось совсем единицы, мы пытаемся понять (и то с большим трудом), что геройство вовсе не обязательно выражается в орденах и званиях. Что понятие героизма не нужно возвеличивать искусственно: враньем и домыслами. Героями являются и простые труженики войны. Только за то, что они воевали или трудились в тылу в это страшное время — они уже достойны называться героями.

Константин Голодяев, сотрудник Музея Новосибирска

Правила комментирования
комментарий...
Авторизация ( Регистация )
Написать сообщение как гость
Загрузка... Новые комментарии через 00:00.

Ваш комментарий будет первый