Жизнь в полоску — есть ли после?

Watch 11 апреля 2018 • Мнения

В Новосибирской области количество выносимых судами оправдательных приговоров ничтожно мало. Действующая в России пенитенциарная система ест много денег, неэффективна и требует реформ. Ресоциализации заключенных должного внимания не уделяется. Об этом рассказали руководители благотворительного фонда помощи осужденным и их семьям «Русь сидящая» на презентации юридической клиники в Новосибирске.

Здесь вам не Москва

В 2017 г. новосибирские суды вынесли почти 16,5 тысячи приговоров. На долю оправдательных приходится лишь 19 за минусом четырех отмененных. В 2016-м было оправдано 20 подсудимых. Получается, что в прошлом году суды оправдали менее одной десятой процента подсудимых.

У московских юристов есть устойчивое выражение «мосгорштамп», когда речь идет о Мосгорсуде, рассказывает руководитель юридического департамента «Руси сидящей» Алексей Федяров. На него — Мосгорсуд — всегда ссылаются как на инстанцию, которая «утверждает все, что идет снизу».

«В сравнении с Новосибирским облусдом уже на основании опыта и изучения дел я скажу, что Мосгорсуд — просто оазис законности, — считает Федяров. — Потому что в апелляции дела отменяются и приговоры. И у людей есть надежда выйти на свободу после обжалования. Процент оправдания по серьезным делам в Москве выше. Что касается Новосибирского областного суда, то создается ощущение, что он набирает свою статистику».

Кроме того, по мнению Федярова, имеют место нарушения оперативно-разыскной деятельности (ОРД), когда оперативник, вызванный в суд, говорит, что результаты ОРД секретны и огласке не подлежат. И суд совершенно спокойно учитывает это при вынесении приговора.

Дороговизна и неэффективность

Пенитенциарная система в России существует. Однако сегодня эта структура полностью закрыта и неподконтрольна обществу.

«Эффективность Института общественных наблюдателей (ОНК) снизилась. На него оказывают давление, которое выражается в управлении составом наблюдателей и в принятии региональных нормативных актов, которые регламентируют деятельность ОНК, снижая эффект внезапности и независимости проверок», — считает исполнительный директор фонда Ольга Романова.

Система эта неоднородна. Есть силовики, которым комфортно так, как есть. Есть и ее противники. Кроме того, она требует колоссальных денег, которых практически всегда не хватает, уверен директор и соучредитель фонда Алексей Козлов:

«Система очень дорогая и неэффективная, требует постоянных финансовых вливаний, которых, в конце концов, оказывается недостаточно. Средства, ежегодно направляемые на ее содержание, растут, и, несмотря на значительные суммы, заканчиваются к июлю или к августу».

По словам Козлова, в прошлом году «Русь сидящая» написала большой проект для центра стратегических разработок Алексея Кудрина по реформированию пенитенциарной системы. Однако он пока под сукном.

«Мы будем добиваться того, чтобы это [реформирование пенитенциарной системы] осуществилось. И получение актуальных данных из регионов — хороший аргумент, чтобы настаивать на изменении ситуации. Наша основная цель, чтобы люди, оказавшиеся под гнетом силовой машины, обращались к нам как можно раньше. Потому что чем позже человек приходит за помощью, тем меньше шансов на справедливое судопроизводство. Если человек уже осужден, то хотя бы должны соблюдаться его права как заключенного».

Многие не знают, как пользоваться смартфоном

Проблема вхождения в общество после колонии для бывших российских заключенных стоит остро. Как правило, они не могут прокормить себя, так как перед ними закрыты практически все двери. Они, как правило, не могут найти работу, и через какое-то время некоторые возвращаются за решетку.

Выходом из ситуации может стать программа ресоциализации заключенных. Большинство людей, оказавшихся за решеткой, выпадают из жизни, а оказавшись на свободе, порой, не могут пользоваться благами цивилизации.

«Люди, находящиеся в местах лишения свободы, реально оторваны от времени, и по окончании срока им сложно вернуться к обычной жизни. Не все знают о, казалось бы, элементарных вещах, к примеру, о том, как пользоваться смартфоном. Мы намерены провести ряд тренингов, чтобы помочь им познать то время, которое они провели за решеткой», — заметил Алексей Козлов.

«К примеру, сейчас у нас находится одно дело, спорим с налоговой. Человек был осужден по незначительным преступлениям, оплатил штраф, он был индивидуальным предпринимателем, налоговая инспекция закрыла его ИП, — иллюстрирует Алексей Федяров. — Он пришел разобраться, а ему говорят: извини, будет справка из МВД… А пока ИП твое закрываем. И это несмотря на то, что судимость погашена два-три года назад. Непонятно, почему человек, который за какую-то мелочь был приговорен к штрафу и оплатил его, тут же признав вину, лишается возможности зарабатывать, и почему ему через два-три года не дают возможность ни старое ИП реанимировать, ни новое открыть?»

Но и на этом, по его мнению, злоключения не заканчиваются. К примеру, освободился человек, но в течение определенного времени должен жить на определенной территории и не выходить за ее пределы. Выход возможен, но для этого каждый раз требуется уведомлять органы и получать разрешения. Получается, что после решетки жизнь есть, но жизнью ее не назовешь. И напрашивается один извечный вопрос: «Что делать?»

Юридическая клиника «Руси сидящей» начала работать в Новосибирске 11 апреля.

Андрей Вержбицкий

Фото: НДН.инфо

Правила комментирования
комментарий...
Авторизация ( Регистация )
Написать сообщение как гость
Загрузка... Новые комментарии через 00:00.

Ваш комментарий будет первый

На "Первом канале" продолжается показ сериала "Султан моего сердца". Зрителей,…
В 2019 году зрителей ждет множество интересных сериалов и фильмов.…
В конце январе состоится церемония вручения Национальной премии в области…
Везет тому, кто любое ОРВИ или ОРЗ переносит без осложнений.…