На главную

туман
В Новосибирске
+11oC
$ 72,6671
86,7137


Peace-death подкрался незаметно, или Почему мы материмся и можно ли это запретить

Watch 03 марта 2021 • Публикации

Россиянам запретили материться в социальных сетях еще 1 февраля, а с марта, как ожидается, должен заработать механизм блокировки постов с нецензурными выражениями. Да только ругаться люди от этого не перестанут. Наш народ крайне изобретателен на оскорбительные слова и фразы, маскирующие мат. Богатство инструментов русского языка позволяет с легкостью это делать. НДН.инфо поговорил с заведующей кафедрой филологии факультета гуманитарного образования Новосибирского государственного технического университета Галиной Мандриковой о том, когда материться уместно…

Peace-death подкрался незаметно, или Почему мы материмся и можно ли это запретить © Галина Мандрикова

— Почему наши законодатели хотят бороться с матом? Ведь это все равно, что бороться с языком. Или же действительно нужны обществу какие-то речевые рамки?

— Да, рамки нужны, и не нами это придумано. Не зря же такие слова и выражения уже давно называются нецензурными или непечатными, значит общество наложило на них запрет, или табу. Другое название того, что все называют матом (хотя мат — это слова всего лишь от четырех корней и производные от них) — это высокоэкспрессивная табуированная лексика. Часто такие слова называют обсценными («за сценой») или инвективой («оскорбление»), и это научные термины.

Поскольку по своему происхождению нецензурная лексика связана с языческими культами (обрядами, древней магией, в том числе и черной), то первым цензором в борьбе с ней была православная церковь, боровшаяся с язычеством.

Про то, что «ругаться матом» нехорошо, знают все. Да и общество требует всего лишь не использовать этот «язык» на людях, то есть при женщинах и детях, в общественных местах. Однако наши люди легко преодолевают и этот барьер.

В принципе, никто не запрещает любому человеку использовать инвективную лексику в ситуации страха, боли, отчаяния, если это помогает ему справиться со стрессом. Известно, что многие мужские коллективы (в армии, на стройке, в чрезвычайных ситуациях, в ситуации застолья) активно пользуются матом как средством преодоления каких-то сложностей — физических и психологических. Не думаю, что это резко порицается и осуждается, но зачем выносить это «в люди»?

— Есть ли какое-то объяснение, почему мы материмся?

— Конечно, такое объяснение есть, причем научное. Например, один из исследователей инвективы Владимир Жельвис в своей книге «Поле брани. Сквернословие как социальная проблема» назвал и обосновал существование около 30 функций ее использования! Но я обычно называю студентам те четыре основных, которые предложил Леон Арбатский («Ругайтесь правильно!»).

Это физиологическая функция, то есть эмоциональная разрядка, снятие стресса. Затем, разумеется, выражение отрицательного отношения к кому-либо и чему-либо. Далее — функция универсального носителя информации. Можно выразить что угодно в зависимости от ситуации. И, наконец, мобилизующая и стимулирующая функция, то есть инвектива необходима для ускорения и вразумления в рамках учебного, воспитательного и производственных процессов.

Так что на вопрос, почему мы материмся, отвечу так: снимаем стресс, экономим мыслительную энергию (зачем много слов подбирать, когда все можно выразить всего одним или несколькими), оскорбляем близких и ближних, а также воспитываем, учим, заставляем работать.

Ответ был бы неполным без еще одной функции — междометной, то есть, некоторые используют мат просто так, без всякого повода, по привычке, «для связки слов». И это самое грустное.

Да, с ним речь звучит иначе — потому что высокоэкспрессивная лексика, и иногда «из песни слов не выкинешь», но если использовать ее бездумно и бессмысленно, не имея даже собственных рамок, то уже и экспрессии никакой, а просто грязная оболочка.

— Есть ощущение, что мат стал популярнее в последние годы. Это действительно так или субъективное впечатление?

— Нет, не субъективное. Многие ученые, занимающиеся проблемами инвективного словоупотребления, отмечают эту тенденцию. Мат не то чтобы стал популярнее… Процессы, проходящие в последние 30 лет, да и до этого, резко осложнили жизнь многих людей, сделав ее тревожной, непредсказуемой, у многих нет уверенности в завтрашнем дне, зато есть много материальных проблем.

Все это выливается в агрессию, в состояние стресса. Есть простой способ этот стресс снять, но это уже ответ на следующий вопрос. Кроме того, отсутствие цензуры в 1990-е годы привело к тому, что «непечатное слово стало печатным» (цитата по Зое Кёстер-Тома), и у многих людей, особенно молодых, возникло чувство социальной свободы, в том числе и языковой.

— За пару дней до вступления закона в силу, агентство «Медиалогия» подсчитало, что количество публикаций в соцсетях резко выросло. Как можно объяснить этот эффект?


 

«Медиалогия» с использованием собственных алгоритмов считала упоминания нецензурных слов в постах пользователей и их комментариях в соцсетях «ВКонтакте», «Одноклассники», Facebook, Twitter, Instagram. За неделю до вступления поправок в силу, 25–26 января 2021 года, было зафиксировано 631,3 тысячи публикаций с нецензурной лексикой в соцсетях. Годом ранее таких постов было в 1,5 раза меньше.


— Я не думаю, что люди настолько серьезно отнеслись к запрету, что решили в качестве протеста вдруг резко увеличить количество используемых нецензурных слов.

Возможно, какой-то всплеск и наблюдался исключительно как реакция на запрет. Что-то вроде «нам запрещают, а мы не поддадимся!». Давайте согласимся с тем, что если кто-то позволял себе не стесняться в выражениях и до запрета («мы же матом не ругаемся, мы на нем разговариваем!»), то и после него будет продолжать в том же духе или попытается этот запрет обойти.

Есть и такие люди, которые вполне себе живут без таких языковых средств (в смысле — без мата) и в реальной жизни, и в виртуальной, поэтому вряд ли они срочно решат поменять свои языковые привычки.

Обычные рядовые пользователи, привыкшие к сквернословию в соцсетях, возможно, просто стали больше обращать внимания на то, что раньше им не бросалось в глаза, поскольку для многих это просто часть повседневного общения.

— Стоит ли ожидать, что появятся новые формы мата или станет больше эвфемизмов или слов, маскирующихся под мат?

— Благодаря тому, что русский язык обладает большим арсеналом разнообразных словообразовательных средств (в первую очередь приставок и суффиксов), а также возможностью образования сложных слов (из двух корней и более), то изобретать какие-то новые формы, мне кажется, особого смысла нет. Народ у нас креативный, я бы сказала, даже лингвокреативный (изобретательный в языке), поэтому волноваться не стоит.

На многих сайтах есть модерация (с запретом на оскорбительную лексику), поэтому все уже придумано, и никого подобные запреты не останавливают. Сначала я старалась выписывать все эти варианты камуфлирования мата (из профессионального интереса), но потом бросила — хотя иногда очень смешные варианты попадаются.

Эвфемизмов, конечно, стало больше, и они тоже очень интересные — есть прямо-таки литературные, а есть совсем простенькие. Мне кажется, людям уже не так интересно сказать что-то грубое, нецензурное, как придумать оригинальное словечко или выражение, которое всем понятно, но под запрет не попадет, — народ у нас творческий!


В какой-то момент русскоязычные пользователи интернета стали изобретать фразы, перевод которых на другой язык приобретает матерное звучание. Вот только малая часть примеров: «Твой кролик написал» — Your bunny wrote; «Около птицы» — Near bird; «Кто знал» — Who knew; «Мирные данные» — Peace data; «Мир-смерть» — Peace-death»; «Герцог мира» — Peace duke.


Ольга Диянова

2021-03-03

Подписывайтесь на НДН.инфо в «Яндекс.Новости»

Оставить комментарий

Происшествия

Новости партнеров

Общество
Политика
ТВНЕДЕЛЯ
Наука